times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 591

Молчание Церквей: как дух папизма проникает в Православие

Дата публикации: 31.01.2019 15:04

Как патриарх Варфоломей претендует на истину в последней инстанции и чем это опасно для православных Украины и всего мира.

 

В истории с ПЦУ одно недоумение сменяется другим. Раньше все недоумевали: как же Константинополь смог решиться на подобное беззаконие? Признать раскольников каноничными только потому, что об этом попросил Петр Порошенко, и забрать себе все украинские епархии только потому, что так захотелось фанарским иерархам?

 

Теперь же очень многие задаются вопросом: почему молчат Поместные Церкви? Почему они не указывают Фанару на очевидное нарушение и евангельских заповедей, и церковных канонов? Почему они не выступают против узурпации Фанаром власти, которая принадлежит в Церкви одному Христу?

 

Патриарх, который больше Христа?

 

Конечно, можно предположить, что при решении подобных вопросов Церковь традиционно проявляет свойственную ей инертность, не реагируя моментально на те или иные события. Что нужно время, чтобы осознать, разобраться и принять правильное решение. Возможно. Но темп сегодняшней жизни таков, что время, потраченное на обдумывание и выработку дипломатически безупречной формулировки ответа или решения, становится потерянным временем. За это время происходят события, которые значительно усложняют ситуацию, делают возвращение на правильный путь затруднительным и болезненным, причиняют страдания как конкретным общинам, так и Церкви в целом.

 

Фанар принял вопиюще антиканонические решения еще 11 октября 2018 г. Вкратце напомним их суть:

  1. Продолжить процесс предоставления автокефалии «украинской Церкви».
  2. Восстановить ставропигии Константинопольского патриарха в Киеве.
  3. Восстановить раскольников из УПЦ КП и УАПЦ в общении с Церковью.
  4. Отменить Томос 1686 г. о передаче Киевской митрополии в состав Русской Церкви и объявить всю Украину своей канонической территорией.
  5. Призвать к неприменению насилия.

 

Все эти решения противоречат не только церковным канонам, но и прямым словам Спасителя: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мыта́рь» (Мф. 18, 15-17).

 

Именно так произошло с Филаретом Денисенко и всеми его сторонниками. После неоднократных увещеваний его предали анафеме, что признали все Поместные Православные Церкви.

 

Можно ли вернуться из состояния «язычника и мытаря» в состояние «брата»? Конечно, можно! «Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему; и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: "каюсь", – прости ему» (Лк. 17, 3-4).

 

Но, как известно, никакого покаяния не было. Тогда на основании чего же раскольники «воссоединены с Церковью»? Разве патриарх Варфоломей больше Христа Спасителя?

 

Новое и чуждое учение

 

Как же отреагировали Поместные Православные Церкви на решения Фанара? Большинство – молчанием! И даже сегодня, уже после вручения Томоса, большинство Церквей официально не высказали свою позицию. Высказывают свой протест отдельные иерархи и богословы, но Церкви в целом молчат. А из некоторых доносятся даже голоса о намерении признать ПЦУ. Например, из Грузинской и Болгарской.

 

Да, немногие отдельные Церкви сразу же высказались против бесчинств Фанара. Сербская Православная Церковь на Архиерейском Соборе 12 октября отказалась признавать решения Константинополя по Украине обязательными для исполнения и устанавливать каноническое общение с «воссоединенными» раскольниками.

 

Польская Православная Церковь решением Священного Синода сообщила, что «не будет вступать в общение с новой Церковью, которую Константинополь создаст в Украине».

 

Обе эти Поместные Церкви призвали ко всеправославному решению украинской церковной проблемы. Но даже в этих официальных и довольно оперативных ответах не содержалось главного – решительного протеста против присвоения Константинопольским патриархатом властных полномочий в православном мире.

 

А ведь если бы Поместные Церкви сразу же высказали свое неприятие того, что Фанар пытается навязать всем свое главенство, не было бы и тех гонений на Украинскую Православную Церковь, которые набирают обороты в Украине. Не приняли бы депутаты антицерковные законы, не бесчинствовали бы радикалы и не захватывали православные храмы, не торжествовали бы раскольники и не утверждались в своем пагубном нераскаянном состоянии. А на Фанар не выстраивалась бы очередь других желающих получить автокефалию.

 

Если бы Поместные Церкви сразу высказали неприятие действий Фанара, не было бы гонений на УПЦ, которые набирают обороты в Украине.

 

Но большинство Поместных Церквей промолчали (пока, по крайней мере). И лишь одна Русская Православная Церковь в решении Священного Синода указала на основную причину происходящего беззакония – стремление константинопольских иерархов навязать всем новое учение о Церкви, в которой Фанар являлся бы главой Церкви вместо Иисуса Христа.

 

Священный Синод РПЦ подробно разобрал каждый пункт решения фанарского Синода от 11.10.2018 г. и убедительно опроверг эти пункты. Но главными были следующие слова: «В условиях столь глубокого подрыва основ межправославных отношений и полного пренебрежения тысячелетними нормами церковно-канонического права Священный Синод Русской Православной Церкви считает своим долгом выступить на защиту фундаментальных устоев Православия, на защиту Священного Предания Церкви, подменяемого новыми и чуждыми учениями о вселенской власти первого из Предстоятелей. Призываем Предстоятелей и Священные Синоды Поместных Православных Церквей к надлежащей оценке вышеупомянутых антиканонических деяний Константинопольского Патриархата и совместному поиску путей выхода из тяжелейшего кризиса, раздирающего тело Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви» (из Заявления Священного Синода РПЦ от 15.10.2018 г.).

 

Примат папы и примат патриарха

 

Константинополь всячески отвергает обвинения в папизме в свой адрес. Однако чем фанарский папизм не похож на папизм римский? Обратимся к католическому догмату о римском понтифике и посмотрим, как суть этого догмата реализуется в притязаниях Константинопольских патриархов.

 

Учение католической Церкви о Римском Папе состоит из двух элементов: это доктрина о примате римского понтифика (primatus Papae – лат.) и доктрина о его безошибочности или непогрешимости (infallibilitas – лат.).

 

Определение папского примата звучит так: «Епископ Римской Церкви, в коем пребывает служение, особым образом порученное Господом Петру, первому из Апостолов, и подлежащее передаче его преемникам, является главой Коллегии епископов, Наместником Христа и Пастырем всей Церкви на сей земле. Поэтому в силу своей должности он пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять» (католический Кодекс канонического права).

 

А вот как определяет роль Константинополя патриарх Варфоломей: «Вселенский патриархат несет ответственность за установление церковного и канонического порядка, поскольку только он имеет каноническую привилегию, а также молитву и благословение Церкви и Вселенских Соборов, для выполнения этой высшей и исключительной обязанности. Если Вселенский патриархат откажется от своей ответственности и уйдет с межправославной сцены, то Поместные Церкви будут действовать "как овцы без пастыря" (Мф. 9, 36), расходуя энергию на церковные инициативы, которые смешивают смирение веры и высокомерие власти» (из речи на Архиерейском Соборе (Синаксисе) 1 сентября 2018 г.).

 

На первый взгляд может показаться, что «несет ответственность за установление церковного и канонического порядка» – совсем не то же самое, что «пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью». Но, во-первых, Рим тоже не сразу, за много столетий дошел до столь жесткой формулировки, а во-вторых давайте посмотрим, как Фанар на практике осуществляет эту «ответственность за установление церковного и канонического порядка».

 

Жертвы нового канонического порядка

 

Самый яркий пример этого «несения ответственности» мы наблюдаем сегодня в Украине: грубое вмешательство на каноническую территорию другой Поместной Церкви, беззаконное принятие в свое лоно раскольников, углубление межрегионального конфликта, отдание УПЦ на растерзание спецслужбам и радикалам.

 

Но не только в Украине Фанар осуществляет «ответственность». Вот лишь несколько примеров.

 

В 1923 году Константинополь фактически захватил приходы Русской Церкви в Финляндии и Эстонии, объявив эти страны своей канонической территорией. А в 1924 г. то же самое проделал с епархиями Русской Церкви в Польше, даровав им формальную «автокефалию» на условиях фактического подчинения себе. В 1931 г. против воли РПЦ Фанар объявил находящимися в своей юрисдикции русские эмигрантские приходы в Западной Европе, а в 1936 году провозгласил свою юрисдикцию в Латвии.

 

Но не только приходы и епархии РПЦ становились жертвами амбиций Фанара. В 1920-е годы Константинополь принудил Элладскую Церковь перевести греческие приходы в США и Австралии в его юрисдикцию. В 1986 году такая же участь постигла Американский экзархат Александрийской Церкви, а в 2008 году – приходы Иерусалимской Церкви в США. В 2003 году патриарх Варфоломей внезапно потребовал от Элладской Православной Церкви передать под его контроль 36 епархий на территории самой Греции, что и произошло после некоторого сопротивления.

 

Надо ли говорить о том, что такие действия не принесли никакой пользы этим приходам и не установили никакого церковного или канонического порядка?

 

«Глава православного Тела»

 

Также в своей речи на Синаксисе 1.09.2018 г. патриарх Варфоломей прямо объявил себя главой Церкви: «Вселенский Патриарх как Глава православного Тела созвал в июне 2016 года святой и великий Собор на Крите, величайшее церковное событие последних лет». Любой православный христианин, не говоря уже о епископах, должен был восстать против этих слов и сказать, что только Христос есть Глава тела Церкви: «Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела» (Еф. 5, 23). Но никто из фанарских иерархов этим не возмутился.

 

В сфере церковного суда Фанар продвигает доктрину, прямо списанную с католической: он один может судить всех, а его не может судить никто. В католическом варианте это звучит так: «Петр и его преемники имеют право свободно произносить суд о всякой Церкви, и никто отнюдь не должен возмущать или колебать их состояния; ибо высшая кафедра ни от кого не судится (summa sedes а nemine judicatur)»(Epistolae et decreta pontificia, XXXII).

 

В фанарском варианте: «Достойно упоминания мнение канониста Миодрага Петровича о том, что "лишь архиепископ Константинополя имеет привилегию судить и разрешать конфликтные ситуации среди епископов, духовенства и митрополитов других патриархов"» (из речи патриарха Варфоломея на Синаксисе 1.09.2018 г.).

 

30-31 июля 1993 года патриарх Варфоломей реализовал претензии на верховенство своего суда в Церкви. Он провел в Стамбуле Собор, состоявший в основном из иерархов Константинопольского патриархата, а также представителей грекоязычных Церквей, на котором низверг Иерусалимского Патриарха Диодора за то, что тот не согласился участвовать в экуменических инициативах патриарха Варфоломея. Кстати, монастыри Святой Горы Афон этот Собор не признали.

 

Подчинение и спасение

 

Католики утверждают, что «вне подчинения Папе нет спасения» (Ubi рара, ibi Spiritus Sanctus – лат.). Верующие могут считаться членами Церкви, только если они находятся в подчинении Римскому Папе как главе Церкви. Но то же самое по отношению к себе утверждает сегодня и Константинопольский патриархат.

 

Вот цитаты из речи патриарха Варфоломея: «Некоторые люди ошибочно полагают, что могут любить Православную Церковь, но не Вселенский патриархат, забывая, что он воплощает подлинный церковный нрав Православия. <…> "В начале было Слово… В Нем была жизнь, и жизнь была Свет человеков" (Ин. 1, 1, 4). Начало Православной Церкви – Вселенский патриархат, "в нем жизнь, и эта жизнь есть свет Церквей". Покойный митрополит Гортинский и Аркадийский Кирилл, возлюбленный иерарх Матери-Церкви и мой друг, был прав, когда подчеркивал, что "Православие не может существовать без Вселенского патриархата". <…> Для Православия Вселенский патриархат служит закваской, которая "заквашивает все тесто" (Гал. 5, 9)».

 

А митрополит Адрианопольский Амфилохий (Константинопольский патриархат) прямо заявил, что Фанар является источником бытия любой Поместной Церкви: «Чем бы была Православная Церковь без Вселенского патриархата? Неким видом протестантизма… Невообразимо, что какая-то Поместная Церковь… прервала общение (с Константинопольским патриархатом – Ред.), поскольку от него проистекает каноничность ее бытия».

 

«Некоторые люди ошибочно полагают, что могут любить Православную Церковь, но не Вселенский патриархат, забывая, что он воплощает подлинный церковный нрав Православия».

Патриарх Варфоломей

 

То есть сегодня фанариоты на полном серьезе заявляют, что Церковь является Церковью вовсе не потому, что в Ней живет Дух Святой, а потому что она находится в общении с Константинопольским патриархатом. А откуда же проистекала эта «каноничность бытия» в первые три века христианства, когда Константинопольского патриархата не было и в помине? Как такие утверждения вообще можно допускать в православном мире? Однако Поместные Церкви в большинстве своем пропускают это мимо ушей.

 

Еще одно полномочие, списанное у католиков, – это утверждение о том, что якобы только константинопольские патриархи имеют право созывать Вселенские Соборы. «Прерогатива Римского Первосвященника – созывать Вселенские Соборы, председательствовать на них и утверждать их» (из учения II Ватиканского Собора о Церкви). Заменяем слово «римского» на «константинопольского» – и получаем то, что сегодня утверждает Фанар.

 

Непогрешимый или безошибочный

 

Что касается второго элемента учения о статусе римских понтификов – непогрешимости. Многие неправильно представляют себе этот католический догмат, будто бы он говорит, что Папа признается вообще безгрешным. Это не так. Признается лишь, что папа не может ошибаться, если провозглашает какие-либо утверждения в сфере вероучения или нравственности ex cathedra.

 

Вот текст католического догмата об Infallibilitas: «Определяем, что Римский епископ, когда говорит с кафедры, то есть когда, выполняя обязанности пастыря и учителя всех христиан, своей высшей апостольской властью определяет, какого учения в вопросах веры или нравственного поведения должна держаться вся Церковь, – в силу божеского содействия, обещанного ему в св. Петре, обладает тою же безошибочностью по делам веры и морали, какою по воле божественного Искупителя должна обладать Церковь Его, когда определяет учение, относящееся к вере или нравственному поведению, а посему таковые Римского епископа определения являются неподлежащими отмене сами по себе, а не по решению Церкви. Кто же, – да не допустит Бог! – дерзнет против сего нашего определения возражать, да будет анафема».

 

Да, пока патриарх Варфоломей не объявляет себя непогрешимым (правильнее – безошибочным), однако на том же Синаксисе Константинопольского патриархата 1-3 сентября 2018 г. было принято решение о двоебрачии священства. Причем не в том смысле, что священник может второй раз жениться после вдовства, а в том, что он может развестись с одной женщиной и взять себе в жены другую. При этом он не запрещается в священнослужении и не лишается сана.

 

Это постановление Фанара прямо противоречит словам апостола Павла, повторенным неоднократно: «Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен» (1 Тим. 3, 2); «Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим» (1 Тим. 3, 12); «Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности» (Тит. 1, 5-6).

 

Двоеженство нарушает и постановления Вселенских Соборов о священстве. Например, 17 Апостольское правило вообще говорит о невозможности поставления двоеженцев в священство: «Кто по святом крещении двумя браками обязан был, или наложницу имел, тот не может быти епископ, ни пресвитер, ни диакон, ниже вообще в списке священнаго чина».

 

Как можно провозгласить новую каноническую норму, которая прямо противоречит Священному Писанию и постановлениям апостолов и Вселенских Соборов? Только будучи уверенным в своей «безошибочности» – Infallibilitas!

 

А если мы обратим более пристальное внимание на учение Фанара о том, что только он имеет право созывать Вселенские Соборы, то увидим: согласно этому учению, практически не существует никакой инстанции, которая бы могла обличить Константинопольского патриарха в заблуждении. Ведь если будет стоять вопрос об обличении Его Всесвятейшества в неправомыслии, то Его Всесвятейшество просто не соберет такой Собор. Вот и получаем ситуацию, когда Константинопольский патриарх оказывается «истиной в последней инстанции».

 

Формальный авторитет власти

 

Как видим фанарский папизм по сути ничем не отличается от классического римского. Может быть, он еще не дозрел до той же резкости формулировок, которые мы видим в католицизме, но генезис этого учения продолжается.

 

Чем же опасен папизм в принципе? И почему так легко поддаться соблазну подчиниться папе – римскому или фанарскому? Почему дух папизма на наших глазах просачивается в Православие?

 

Святейший Патриарх Сергий (Страгородский) еще в бытность свою преподавателем Санкт-Петербургской духовной академии задавался вопросом: «Какой потребности души западного человека отвечает папство? Какой психологической стихией живет и движется католицизм?» Протоиерей Всеволод Шпиллер в своей статье «Римско-католический догмат о главенстве папы в Церкви» в Журнале Московской Патриархии в 1950 г. отвечает на этот вопрос так: «Теперь, пятьдесят лет спустя, уже ясно, что этот признак – в получившем необычайное распространение на Западе сознании нужности и даже необходимости для Церкви внешнего, формального авторитета».

 

Сравним признаки непогрешимости в католичестве и Православии. У латинян все просто – достаточно, чтобы Папа сказал что-либо ex cathedra. А у православных? Нужно собрать Вселенский Собор, на нем будут обсуждать и принимать какие-то формулировки, потом должно пройти время (иногда столетия), в течение которого вся полнота Церкви должна принять учение этого Собора. Потом должен собраться следующий Вселенский Собор, который признает Вселенским предыдущий. Вся полнота Церкви должна принять сформулированное вероучение или нравственное правило. И только после этого можно будет говорить о непогрешимости того, что было сформулировано. И сложно, и тяжело, и долго!

 

Бог наделил человека великим и страшным даром – свободой. Человек должен свою свободу принести Богу: «Да будет воля Твоя». А это сложно! Увидеть, определить волю Божию бывает порой очень сложно. «…и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что́ есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12, 2). «Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что́ есть воля Божия» (Еф. 5, 17).

 

Гораздо проще подчинить свою свободу какому-либо внешнему авторитету: Римскому Папе, Константинопольскому патриархату, еще кому-то… Подчинить – и снять с себя груз ответственности. Так во времена пророка Самуила израильтяне просили поставить им земного царя «как у прочих народов», отвергнув при этом власть Бога над собой. А закончилось это вот чем: «Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря» (Ин. 19, 15).

 

Протоиерей Всеволод Шпиллер пишет: «Смысл католического учения о непогрешимости пап в том, что им в сущности попирается вера христианина в преизбыточествующую благодатную силу Святаго Духа, движущую жизнь Церкви изнутри, выступающую из светлых глубин ее, при всем многообразии единого и целостного духовного опыта Церкви. Католическое учение о непогрешительном авторитете папы отвергает внутренний авторитет Святаго Духа, на его место поставляя внешний, формальный авторитет власти, которому должен быть подчинен весь ход, все развитие всей жизни Церкви».

 

Широки врата…

 

С поразительной точностью эти слова исполнились на бывшем митрополите Винницком Симеоне (Шостацком). Отвечая в одном из интервью на вопрос об «объединительном Соборе», он сказал весьма показательную фразу: «Если мы уже обратились ко Вселенскому патриарху, то значит, полномочия относительно проведения Собора принадлежат ему. Они должны дать нам дорожную карту, где будет четко записано, что мы должны делать».

 

Вот наглядная подмена: отвержение водительства Святаго Духа и замена его на внешний авторитет Фанара. Ведь тяжело искать волю Божию в этой ситуации, хотя она и выражена достаточно ясно в Священном Писании и канонах Церкви. А еще тяжелее ее выполнять, если сильные мира сего требуют противоположного. Куда легче прикрыться внешним авторитетом «Вселенского» патриарха и оправдать этим авторитетом свое предательство Церкви.

 

Противоположный пример – Блаженнейший Онуфрий. Как ему было бы легко и просто согласиться с решением патриарха Варфоломея и с мнением Президента. Практически стопроцентно обеспечить себе предстоятельство в ПЦУ и спокойную жизнь. Но он предпочел житейским и политическим выгодам правду Божию. А ведь как легко было бы все упреки, в том числе и собственной совести, возложить на патриарха Варфоломея. Объяснить, как экс-митрополит Симеон (Шостацкий): Фанар должен нам сказать, что делать.

 

«Они (Константинопольский патриархат – Ред.) должны дать нам дорожную карту, где будет четко записано, что мы должны делать».

Экс-митрополит Симеон (Шостацкий)

 

Дух папизма – это нежелание идти тесным путем поиска Правды Божией и ее исполнения наперекор всем стихиям века сего. Это стремление переложить ответственность за свои решения на внешний авторитет и войти в широкие врата правды человеческой. Этот дух сегодня проникает в Православие и заставляет молчать Церкви перед лицом извращения Константинополем основ учения о Церкви. Очень тяжело верить в «Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь». А вот если добавить «во главе с Константинополем» – все сразу становится ясно, просто и легко. Вручил свою свободу видимому, осязаемому «фанарскому папе» – и ни за что больше не переживаешь!

 

Только вот Господь учил иначе: «Входи́те тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны́ врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их. Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узна́ете их» (Мф. 7, 13-16).

 

И в Украине плоды эти уже налицо.

Не будь равнодушным, поделись!



Самые популярные статьи:


Выскажи свое мнение!