times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 1309

Русский язык в Украине. Работа над ошибками.

Дата публикации: 22.08.2018 21:05

Нам не дано предугадать как слово мова наша отзовётся

 

 

У нас в стране свобода слова? В таком случае я хочу ей воспользоваться. Три недели тому назад меня пару раз сильнейшим образом задели высказывания Авакова о том, что необходимо определить степень доступности для украинского общества компромисса и предоставить русскому языку «временный или постоянный» статус на территории ОРДЛО. Заявление это наделало достаточно много шума как в СМИ и соцсетях Украины, так и в Донбассе и Луганске, где слова министра МВД были оценены с большой долей скепсиса.
Понятное дело, что, чем ближе к президентским выборам, в которых и сам Арсен Аваков по слухам готов поучаствовать, тем чаще тема статуса русского языка в Украине будет выступать в качестве предмета политических спекуляций.
Впрочем, аналогичной темой, хотя и не столь явной, в последнее время стала и тема защиты, как это ни парадоксально звучит, “державной мовы”.

Одесский расклад: «тудой» и «сюдой»

Высказаться по данному вопросу меня заставили личные наблюдения, полученные в ходе анализа и сбора статистических и иных материалов, в процессе мониторинга языковых предпочтений жителей Херсонской и, частично, Николаевской области, накопленные до состояния критической массы.

В качестве заказчика исследования выступила одна из киевских консалтинговых фирм, изучающая региональные сегменты интернета для реализации крупных имиджевых и политических проектов, а также для сугубо прозаических и утилитарных целей. В числе таковых - продвижение интернет-магазинов, размещение рекламы в СМИ и т.д.

 

 

По вполне понятным причинам, само исследование, являющееся коммерческим продуктом со всеми вытекающими отсюда ограничениями, не может быть представлено читателю полностью.

Тем не менее, как уже было сказано выше, заявить о своих взглядах по поводу окололингвистических баталий, бушующих в Таврии, ничто и никто помешать мне не может.
Скажу лишь просто и ясно, в двух словах. Картина по Херсонской области, которая сейчас у всех на слуху из-за нападения на чиновницу Херсонского горсовета Катерину Гандзюк, для “державной мовы” выглядит весьма удручающе.
Если не сказать печально.

За исключением некоторых деталей на Херсонщине, в целом, повторяются цифры и результаты соцопроса, проведённого в Одессе учёными и обнародованные месяц назад.

Напомню вкратце эти неутешительные для поборников тотальной украинизации цифры:


«Доля одесситов, предпочитающих украинский, за годы независимости сократилась с 15 до 3 процентов.
Если в 1991 году 15% жителей Одессы заявляли, что предпочитают общаться по-украински, то затем этот показатель от года к году уменьшался и к 2015 году составил 3%. При этом доля горожан, назвавших предпочтительным языком общения русский, выросла с 74 до 87%. Доля людей, готовых общаться как на русском, так и на украинском, в 2015 году составила 10%».

Об этом в своей статье «Межнациональные отношения и культурная ситуация в Одессе за годы независимости», пишет доцент кафедры социологии Института социальных наук Одесского национального университета им. И. Мечникова, ведущий научный сотрудник социологического центра «Пульс» Елена Князева.

В своём материале Князева обобщила результаты социологических опросов, проведённых в Одессе с 1991 по 2015 годы.

«Попытка осуществить украинизацию русскоязычных одесситов административными методами, внедрением «сверху» языковых и иных норм поведения и деятельности не удалась», — констатирует автор статьи.

 

 

К сожалению, провести нормальное конструктивное обсуждение проблемы в условиях зашкаливающей национал-патриотической истерии в нашем обществе, во время полного коллапса экономики и затянувшегося политического кризиса в “ОРДЛО”, увы, никак не получается.

С недавних пор даже робкие попытки обсуждения языковых проблем Украины, а также ряда положений нового-старого закона «Об образовании», фактически устанавливающего прямой запрет для образования для той части граждан Украины, которая считает русский язык своим родным языком, приравнивается едва ли не к госизмене и сепаратизму.

Это никоим образом не отвечает запросам народа, а также правам и законным интересам подавляющего большинства русскоязычного населения юго-восточных и юго-западных регионов на построение мультикультурного цивилизованного европейского правового государства.
Государства, ставящего во главу угла, права человека.
И в том числе права граждан Украины на образование на родном языке.

Язык до Киева Страсбурга доведёт

Думаю, что нет особой нужды приводить список международных соглашений, законов (и в том числе Конституции), в разные годы принятые нашими властями, в которых всем гражданам Украины гарантируется право образования и культурного развития на родных языках.
Несоблюдения этих самых законов каждый раз вызывает озабоченность ряда международных и европейских институтов, призванных следить за соблюдением прав человека.

С недавних пор даже робкие попытки обсуждения языковых проблем Украины, а также ряда положений нового-старого закона «Об образовании», фактически устанавливающего прямой запрет для образования для той части граждан Украины, которая считает русский язык своим родным языком, приравнивается едва ли не к госизмене и сепаратизму.

Так, в марте этого года Совет Европы сделал ряд рекомендаций Украине по усовершенствованию законодательства в сфере защиты прав национальных меньшинств. Рекомендации — это даже слишком мягко сказано. Это были самые настоящие требования — причём весьма настоятельные.

 

Об этом говорится в отчете Консультативного комитета по Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (наблюдательный орган Совета Европы) о ситуации в Украине, охватывающий период до конца ноября 2016 года.

Ранее Венецианская комиссия также рекомендовала Украине разрешить частным школам обучение на языке нацменьшинств.

Годом ранее, в сентябре 2017-го, президенту Петро Порошенко было адресовано Отрытое письмо международный ассоциации «Федералистский союз европейских национальных меньшинств». 

В нём были «по косточкам» разобраны положения нового закона «Об образовании» и его несоответствия… нет, даже не Рамочным Положениям Совета Европы и международным правовым актам, а непосредственно Конституции самой Украины.
И что? Какая реакция последовала на Банковой на призыв влиятельной международной организации остановить процесс языковой сегрегации и тотальной украинизации? Да не было никакой реакции! 

Отмахнулись в очередной раз как от надоедливой мухи. Нам ли, дескать, выучившим «державну мову» всего лишь год назад, да и то с грехом пополам, постоянно «забывающим» половину слов, по причине их полного незнания, каким-то там рекомендациям европейских экспертов внимать?
Мы сами с усами. Чай, не дураки - разберёмся как-нибудь. Так же эффективно, как и с экономикой. Был бы мошна полна. И тогда неважно, как зовётся аксессуар для хранения наличности — кошелёк або «гаманец». 

Важно лишь то, что манипулирование языковой проблемой политиками в Киеве стало своеобразной «морковкой». Приманкой для русскоговорящего электората Украины с одновременным повышением личного рейтинга в части национал-патриотических «громадян». Ну, в зависимости перед какой аудиторией, перед какой частью электората и в каком городе Украины выступает киевский чиновник или нардеп.
Мимикрия под стать хамелеону, сообразно обстановке, температуре окружающей среды, курсу гривен и новых методичек из Брюсселя стала своеобразной визитной карточкой наших политиков.

На протяжении последних двадцати лет мы имеем несчастье наблюдать одну и ту же осточертевшую картину. Чем ближе череда избирательных кампаний, тем больше становится обещаний решить застарелую языковую проблему – яблоко раздора в стране.
Так, в течение минувшего июля тема использования русского языка в Украине трижды была в топе обсуждений в СМИ и социальных сетях.

На колу висит мочало...

Началась серия языкового хайпа в июле с обсуждения поста некоей львовской блогерши, решившей поучить жизни одесситов и мгновенно ставшей «звездой» интернета
Ну, по крайней мере, «звездой» до конца месяца.
(И ещё одна ссылка на джерело).

Блогер Роза Туманова написала возмущённый пост о своих впечатлениях от посещения Одессы. 
В городе ей не понравилась архитектура «жемчужины у моря». Город показался Розе грязным и неухоженным. Общественный транспорт — неудобным и дорогим. Остракизму с её стороны, ко всему прочему, подверглось и обилие на улицах Одессы русской речи, а также то, что одесситы не спешили переходить на украинский, даже когда блогерша обращалась к ним на «держаной мове».

«Да, я знаю, что это русскоязычный город, но это всё же слишком, как по мне. Я же всё-таки не на английском говорила. Или нет, если бы я говорила на английском, то, почти уверена, услышала бы, скорее всего, английский, чем украинский в ответ», — разочарованно написала в своём посте львовянка, который через некоторое время был ею удалён.

 

В посте, что самое любопытное, Туманова, по одной понятной ей логике, увидела связь между количеством русскоговорящих одесситов с ростом пророссийских настроений в городе.
Логика, что и говорить, замечательная. Показывающая, как часть украинцев с архаичным хуторским мышлением, подобно Розе Тумановой, во Львове, в Киеве и Виннице в языковом вопросе зачастую путают причину и следствие. 

Лояльность государству, переживающему далеко не самые лучшие времена, и любовь к родной стране связаны неведомым образом, в понимании Тумановой, исключительно с русским языком, на котором одесситы общаются между собой.
Кошмар! Зрада!

Интересно, что бы ответила Роза на простой вопрос.

Много ли было пророссийски настроенных граждан в Одессе в начале 90-х годов и в начале «нулевых», когда проблема тотальной украинизации всех гуманитарных сфер жизни не стояла так остро, как в настоящее время? Да нисколько. 
И я даже не собираюсь объяснять почему. 

По одной лишь простой причине, что экономическое положение нашей страны и благосостояния граждан в это время по некоторым показателям было выше, чем в России. Это, во-первых.

Лояльность государству, переживающему далеко не самые лучшие времена, и любовь к родной стране связаны неведомым образом, в понимании Тумановой, исключительно с русским языком, на котором одесситы общаются между собой.

Во-вторых, государство старалось, насколько это возможно, права граждан Украины на образование на родном (русском) языке не ущемлять.
Что, собственно, и обеспечивало гражданское согласие в стране/

Попробуйте меня переубедить...

Здесь следует отметить одну немаловажную деталь: пост Тумановой уж как-то чересчур быстро начал распространяться по сети, разлетаясь веером даже по тем «полуспящим» регионам Центральной Украины, в которых аудитория довольно индифферентно относится к вопросу полной украинизации образования. 

Особенно поспособствовали распространению «розового» поста сотни анонимных аккаунтов, именуемых в простонародье «порохоботами», оставлявших под постом блогерши провокационные комментарии, оскорбляющие как одесситов, так и всех русскоязычных граждан Украины.
Затем, как уже было сказано, господин Аваков, глава МВД, в середине июля бросил «сладкую косточку» для населения мятежного Донбасса и Луганска. Он заявил, что необходимо определить степень доступности для украинского общества компромисса и предоставить русскому языку «временный или постоянный» статус в мятежном Донбассе и Луганске.

По факту и смыслу своего заявления Аваков откровенно признал, что языковая проблема, тлевшая долгим фитилём, явилась одной из косвенных причин военного мятежа во время известных событий 2014-го года и которая привела в итоге к затяжной гражданской войне.
Инициатива интересная, спору нет. Только вот проглотит ли в очередной раз наживку доверчивый люд в ОРДЛО?

 

 

Разумеется, нет. Тысячу раз - нет. Просто потому, что не такой уж он и доверчивый, как это хотелось бы Авакову.
И не потому, что население этих двух регионов не желает мира и политического компромисса в разрешении военного конфликта, а по причине крайней одиозности (чуть не написала по привычке — мерзопакостности) персоны министра внутренних дел, отставки коего требуют едва ли не все политические силы в Украине.

За родной язык — штраф

В довершении и этих двух событий, вызвавших общественный резонанс, в конце июля последовало не менее провокационное интервью «Обозревателю» Ларисы Ницой. В интервью «писательница» поведала о своём предложении киевским властям решительно поменять методы поощрения и наказания для внедрения государственного языка. (И ещё одно джерело).

Ницой поведала, как во время своего визита в Карпаты и работы в детском лагере, она ввела тотальный украиноязычный режим, и воспитатели были обязаны разговаривать на «державной мове», согласно её прихотям. Для тех, кто сопротивлялся ницоевским нововведениям, вводились материальные взыскания в размере 50 гривен.

Для детей же, которые говорили на «державной мове», были введены поощрения. 
Нет нужды говорить о том, что инициатива Ницой «удалась» и была использована пропагандистами в ОРДЛО, что называется, «на полную катушку», чтобы ещё один раз показать о дискриминации русскоязычных в Украине.
Были и множество других информационных вбросов (скриншоты прилагаются). Помельче и пожиже. В СМИ и социальных сетях. В Киеве и регионах. 

Все они позволяют констатировать печальный факт: в очередной раз активизация языковой проблемы началась именно накануне президентских выборов и выборов в Верховную Раду.

Одни политики, как это уже было не раз, будут страстно обещать электорату «защитить» права русскоязычных граждан и также страстно затыкаться после того, как станут обладателями депутатских мандатов. Другие не менее горячо будут обещать «окончательное решение» языкового вопроса в стране в ближайшие два-три года.

Это как-то поможет установлению гражданского согласия в стране? Это усилит позиции украинского языка? Это защитит права русскоязычных и национальных меньшинств в Украине на образование и культурное развитие на родном языке?
Нет. И ещё раз нет.

 

 

 

Но зато отвлечёт как нельзя лучше и в неведомо какой уже раз внимание стремительно нищающего населения от безрадостной картины социально-экономического кризиса в Украине. Огромный внешний долг, бесконечные повышения тарифов на газ, электроэнергию и услуги ЖКХ... Разваливающаяся инфраструктура, демографическая яма и выезд экономически активной части населения за рубеж, повальная коррупция и прочие «ништяки», которыми запомнилось украинцам правление Порошенко-Гройсмана.

Одни политики, как это уже было не раз, будут страстно обещать электорату «защитить» права русскоязычных граждан и также страстно затыкаться после того, как станут обладателями депутатских мандатов. Другие не менее горячо будут обещать «окончательное решение» языкового вопроса в стране в ближайшие два-три года.

Ну как в таких условиях да и не поговорить о «державной мове»? 
Ведь в Украине вроде бы как и нет других актуальных проблем. Всё остальное вышеперечисленное — не что иное, как вбросы «киселёвых» и ударное оружие кремлёвских пропагандистов в «гибридной войне».

 

Так, что же спросите вы, стоит ли в таком случае отложить обсуждение и решение языковых проблем в долгий ящик? До тех самых «лучших времён», когда наша страна окончательно испортит отношения с западными соседями — Венгрией и Румынией, настойчиво и последовательно защищающих права национальных меньшинств и блокирующих принятие множества решений по Украине в ЕС. 


До тех самых «лучших времён», когда произойдёт окончательное отчуждение о-о-очень большого количества граждан в русскоговорящих регионах Украины? Или, может быть, я противоречу сама себе?

 

Нет, не противоречу.

Обсуждение вариантов решения проблемы тотальной украинизации, конечно же, необходимо и возможно. Путём конструктивного диалога с привлечением профессиональных лингвистов и социологов, правоведов и международных экспертов. Без националистической истерики, наматывания «свидомых» соплей на кулак и без хуторянской “впертiсти”
Без ангажированности и наклеивания ярлыков оппонентам. 
В этом случае, думаю, у нашего юного гражданского общества в ходе конструктивного диалога, с привлечением всех заинтересованных сторон, удастся закрыть гештальт (незавершённое дело) и тем самым способствовать… сохранению украинского языка…
Да, да, именно так, как бы парадоксально это ни звучало. Взятый киевскими чиновниками курс на ускоренную украинизацию не только не способствует развитию и расширению использования «державной мовы», но, напротив, является основным фактором сужения ареала использования украинского языка и количества граждан, использующих его для повседневного общения.
(Смотрите статистику по Одессе — выше. Отмечу ещё раз: показатели и динамика по снижению употребления украинского языка среди жителей Херсонской области ничем не отличается от Одесщины).

Пруфы? Да пожалуйста!

Целеустремлённость&заборы

Хотя, извините, подождите немного с пруфами. Обещаю, будут в следующем посте. Пока что пару слов о нашей самой общеизвестной национальной черте характера. Да, да, о нашем знаменитом упрямстве.
Мы - крайне упрямый народ. Причем упираемся часто в вопросах этого совсем не стоящих, очевидных. И если уж уперлись - переубедить нас ещё сложнее, чем сдвинуть горы. Да, это правда. Причем наша упертость отражена даже на языковом уровне.

Впертість - это наше слово, которое на русский переводится как «упрямство». Это, согласитесь, абсолютно не отражает всю полноту и насыщенность основной черты нашего менталитета. А упертость — это просто языковая калька с украинского, которая, скорее всего, не очень часто употребляется в отношении кого-либо, кроме украинцев.


Украинский же политик -  «впертість» и ещё раз «впертість». «Впертість», возведённая в абсолют.

 

Помните, как эксперты по СМИ предупреждали авторов закона о неизбежных «подводных камнях», что вскоре обнаружатся при увеличении времени обязательного телевизионного вещания на «державной мове»? (По закону украинский контент должен составлять не менее 75 процентов).
Помните, советы экспертов о том, что эта мера никоим образом не поможет продвижению украинского языка, а наоборот понизит рейтинг центральных всеукраинских каналов и неизбежно приведёт к уменьшению аудитории? Их никто в Киеве, в Верховной раде, не слушал.
Когда специалисты говорили, что необходимо заниматься созданием качественного телевизионного контента, снимать качественное кино, чтобы у русскоязычного зрителя пробудился устойчивый интерес к отечественным телеканалам, над ними только смеялись и посылали в Коломыю.

Когда лингвисты и социологи просили прислушаться к их рекомендациям и утверждали, что процесс тотальной украинизации невозможен в принципе, только лишь потому что гуманитарная сфера априори не подлежит ни тотальному контролю, ни глобальным изменениям, согласно одним лишь хотелкам национал-патриотов. Кто в Киеве среди депутатов считал иначе? Были и такие, но… меньшинство. Молчащее, ко всему прочему, в тряпочку.

В общем, хотели как лучше, а получилось как всегда. Как говорил известный в Украине «баян» - незабвенный посол РФ Виктор Черномырдин.
Русскоязычная телеаудитория тихо и спокойно перекочевала в интернет. Часть из них, те, кто не успел или поленился перепрошивать ТВ-тюнер на российские телеканалы, и вовсе забросила пульт от телевизора куда подальше и полностью погрузилась в виртуальную реальность.
И эта самая виртуальная реальность, по массовости и динамике развития, если говорить «по чесноку», оставила где-то в позавчера унылое украинское телевидение, которое забивает дырки в эфире низкосортным «на коленке сделанном» контентом. 

Зато интернет предлагает украинцам (как русскоязычным, так и двуязычным) много чего интересного.

 

Сотни сайтов онлайн-кинотеатров, тысячи групп в социальных сетях, каналы на видеохостинге Ютуб, бесконечное множество российских новостных сайтов. Ну и, конечно же, - сайты с торрентами, где, если чего-то и нет, то, значит, этого не существует на сегодня в природе.
Особого упоминания заслуживает и идиотизм киевских «специалистов» в сфере пропаганды и информационной политики относительно языковых предпочтениях в ОРДЛО. Согласно созданным ими самими мифам и иллюзиям, жители Донецкой и Луганской областей, живя в условиях постоянных артиллерийских и миномётных обстрелов, прямо-таки изнывают от желания услышать из телевизора диктора, вещающего на «соловьиной мове».
И соловьём же разливающегося о невиданных успехах евроинтеграции Украины...

Когда в СМИ был обозначен вопрос о том, на каком языке следует вещать на неподконтрольных властям территориях, член Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Сергей Костинский высказался прямолинейно. То есть со всей присущей киевским чиновникам «впертісти»: «Телевещание должно быть на украинском языке и никак иначе».

«Государственная политика заключается в том, что украинский язык будет доминировать как на подконтрольных, так и на неподконтрольных территориях. Если мы начинаем вещать отдельным языком на оккупированные территории, мы сепарируем эти территории и подтверждаем тезисы российской пропаганды о том, что там живет какой-то отдельный народ, - отметил в марте этого года Сергей Костинский. - На всей территории Украины люди понимают украинский язык. Вопрос не в языке, а в содержании. Человек пророссийских настроений не будет слушать и смотреть даже на русском языке, что не соответствует его мировоззрению».

Ну, что тут скажешь, помимо того, что «впертість» Костинского по языковому вопросу можно считать в некотором смысле эталонной. Причём настолько эталонной, что от неэффективности и нелогичности его действий впадают в лёгкий ступор люди, которых не то чтобы трудно, а попросту невозможно заподозрить в пророссийской позиции.

Продолжение следует…

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов.
Точка зрения редакции times.com.ua может не совпадать с точкой зрения авторов блогов и комментариев к ним.
Редакция не отвечает за достоверность таких материалов, а портал выполняет исключительно роль носителя



Самые популярные блоги: