«Не знают ни русского, ни украинского», - кандидат филологических наук о безграмотности николаевской молодежи

10.12.2016 17:45

О проблеме тотальной безграмотности современной молодёжи говорят и пишут многое. В основном проблему списывают либо на плохое воспитание родителей, которые сами учились уже в постперестроечный период, во времена общего упадка и разочарования, либо на плохое обучение в школе, объясняя это всё тем же упадком.

Насколько глубока и серьёзна данная проблема? Каковы её причины и последствия? И главное — каков выход из ситуации? На эту тему удалось поговорить журналистам «Новостного Николаева» с кандидатом филологических наук Михаилом Петровичем Иванишко.


- Михаил Петрович, Вы преподавали и украинский, и русский языки. В наше время такое сочетание редко встречается — преподаватель специализируется либо на одном языке, либо на другом. Получается, что советская высшая школа готовила универсальных преподавателей?

- Совершенно верно. Советские вузы готовили специалистов широкого профиля. Здесь уместно вспомнить 60-е годы, когда «технари» становились известными поэтами: Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко и другие. А что касается преподавания мною русского языка и украинского, то в этом для меня не было проблемы, поскольку они являются близкородственными и с детства мною понятными.

 

- Сейчас нередко можно услышать, что в советское время украинский язык всячески угнетался, искоренялся. Соответствует ли это действительности?

- Нет, ничего подобного. Русский язык существовал наравне с украинским и был обязателен к изучению. За тем лишь исключением, что в школе украинский язык мог не изучаться детьми военнослужащих, поскольку их семьи довольно часто, в силу своей специфики, меняли место жительства в пределах всего Советского Союза (Узбекистан, Прибалтика, Молдавия, Россия и др.). Разумеется, эти дети освобождались от изучения украинского языка. Были и семьи специалистов-судостроителей, которые приезжали из других городов и республик, где украинский язык могли и не знать. Но унижения, оскорбления, если ты говоришь на украинском или, напротив, не знаешь его – ничего подобного, естественно, не было

 

- Вы работали и в советских вузах, и в постсоветских. Вот если сравнивать советскую «школу» и постсоветскую — каковы различия?

- Когда я преподавал в пединституте, студенты больше работали над собой, над специальной литературой. Грубо говоря, не филонили. А если и филонили, то очень мало. Студенты в советское время работали добросовестно. Кто больше, кто меньше — в меру своих сил и возможностей, таланта и тому подобное. Обучение было бесплатным и были конкурсы при поступлении в вуз. Когда я поступал, было 12 человек на место. Обалдеть! А сейчас обучение стало преимущественно платным, и это нивелирует уровень образования, требования к студентом снижаются, что не стимулирует студентов на получение знаний. Они считают так: главное — получить диплом. А что потом? Папа с мамой помогут, связи, деньги. А там, глядишь, и удастся на тёплое местечко устроиться. И это особенно заметно в последнее время.

 

Подобная ситуация начала просматриваться уже в 90-е годы, когда слабо подготовленные студенты приходили с зачётками: вот, мол, поставьте, поставьте. Так сказать, давили на жалость.

 

Сейчас ещё хуже. Мне рассказывают, что в одном из вузов Николаева в группе числятся 15 человек, а на занятия приходят три-пять максимум. Но когда сессия, приходят все — всем нужны зачёты, всем нужны экзамены, всем их надо сдавать. А как сдавать? Что сдавать? Лишь бы сдать! И преподаватель вынужден закрывать глаза на неподготовленность студентов и «рисовать» зачёты и экзамены, иначе вуз лишится студента-платника, его денег.

 

- Раньше была система сдачи зачётов и экзаменов — студент садился перед преподавателем, отвечал на его вопросы. Потом появилась тестовая система, когда всё ограничивается вопросом и несколькими вариантами правильного ответа. По Вашему мнению, это лучше ли лучше?

- Тестовую систему я оцениваю негативно. Потому что человек должен общаться с человеком. Ведь разные могут быть нюансы: может быть, человек растерялся, может быть, не понял вопроса. А на бумаге или на мониторе только сформулированный вопрос и три-четыре варианта ответа. Чего греха таить, там и каверзные вопросы задаются иной раз. А в процессе общения с преподавателем студент может получить подсказку от преподавателя в плане доброжелательности, в плане нормального человеческого общения. В общении с преподавателем студент и логику проявляет, и даже если не так досконально знает вопрос, как хотелось бы, он копается в своих знаниях, ищет привязки, чтобы на него более-менее достойно ответить. Он учится рассуждать! Просто когда преподаватель видит студента, в процессе беседы он понимает уровень его общей образованности, ну и, конечно, отдельно по данному предмету и объективно оценивает уровень подготовленности отвечающего.

 

- Вы работали с разными методологическими источниками — пособиями, справочниками, учебниками. Знаете, какую литературу использовали ваши студенты. Если сравнивать пособия и учебники, изданные в советское время, с теми, которые применяются уже в независимой Украине — какие из них можно назвать более качественными?

- Если смотреть с технической точки зрения, то качество современных центральных изданий — на уровне требований современности: отличная бумага, качественный шрифт, суперобложка на высоте. Содержание пособий по украинскому языку в целом отвечает требованиям учения о языке, за исключением случаев экскурсов в историю с идеологической подоплёкой.

 

А вот с художественной литературой проблемы есть. Из учебников стали вычёркивать признанных украинских писателей, заменяя их идеологически правильными. Появились новые имена, которые приходят на замену «старым». И, к величайшему сожалению, в их произведениях уже прослеживается снижение уровня художественности, эстетики и даже этики. Порой доходит до грубого натурализма.

 

- А как Вы относитесь к тому, что русская литература отнесена в разряд зарубежной и большая часть её произведений преподаётся не в оригинале, а переведена на украинский язык?

Конечно же, я негативно к этому отношусь. Известно: сколько языков я знаю, столько раз я человек. Русский язык — родной язык для половины жителей Украины, это тоже не секрет. Но дело в том, что сейчас искусственно занижают роль русского языка, русской культуры вообще. Естественно, литература классиков при переводе на украинский язык очень страдает. Особенно в 90-е годы этот перевод был во многом карикатурным. Многие начали смеяться над этим, придумывали анекдоты. Ну, это же абсурд — Александра Сергеевича Пушкина назвать «Сашком Гарматным».

 

- Эти все перегибы, они же всё-таки вносят определённую дезориентацию в умы детей, молодёжи?

- Конечно. Сужается кругозор, видение мира, снижается уровень общей культуры. В итоге человек не знает ни русского языка и литературы, ни украинского. Этому способствует, к сожалению, искусственное искажение лексики украинского языка, его грамматического строя.

 

С 90-х годов ХХ века значительный словарный пласт языка изменился. Вместо уже известных литературных слов появились диалектные, а то и просторечия, что снижает художественность языка, его эстетику в целом. Появились грамматические формы, несвойственные украинскому языку.

 

- Мы знаем, что Вы писали статьи о языковой ситуации в Николаеве. Расскажите нам об этом.

- Наш город, как и несколькими годами ранее Херсон, создавался в качестве судостроительной верфи на юге Российской империи для строительства кораблей Черноморского флота, чтобы противостоять агрессии Турции. Сюда была переселены крестьяне и работные люди из Орловской, Курской, Воронежской губерний. Это был конец XVIII века. Официально дата основания Николаева – 27 августа, по старому стилю, 1789 года.

 

Эти переселенцы и стали первыми жителями нашего города, его строителями. До сегодняшнего дня на территории Николаевщины сохранились сёла, жители которых говорят по-русски, с незначительными вкраплениями местной, южнорусской, речи. Это подтверждалось в ходе языковой диалектологической практики студентов пединститута. На вопрос о национальности жители этих сёл отвечали: «Я русская, русский».

 

- Мы замечаем, что современные дети, в тех же социальных сетях, изъясняются на каком-то непонятном суржике. Пишут вроде бы по-русски, но каким-то образом там появляются украинские буквы, украинские слова. Как Вы думаете, это следствие чего — общего «отупления» современного поколения, ошибка современной школы, её недоработка, или же следствие непонятной языковой политики, которая реализуется в том числе и через учебные заведения?

- Это всё надо рассматривать в комплексе. Есть такое явление, как билингвизм — когда на одной территории существуют два близкородственных языка, происходит влияние одного языка на другой. Это нормальное, естественное явление. Просто в официальном общении нужно придерживаться норм какого-то одного языка, необходимо разграничивать эти нормы и правила, различать их.

 

Здесь нужен грамотный подход. А мешает грамотному подходу отсутствие преподавания русского языка в школе и как следствие этого — незнание русского языка, его норм и безграмотность учащихся в плане практического использования русского языка. Они-то и украинский толком не учат, потому что в быту разговаривают в основном на русском, по крайней мере в Николаеве.

 

Взаимовлияние двух языков, при этом, возможно, недостаточное преподавание одного из этих языков (в данном случае русского), а то и вовсе его отсутствие приводит к общей языковой неграмотности студентов, ну и, вероятно, плюс нерадивость этих студентов, нежелание проявить собственную инициативу в изучении языка. С одной стороны, им не дают возможность изучать русский язык достаточно полно, а с другой — они сами пассивно к этому относятся, не хотят овладеть элементарными нормами русского языка.

 

Мой коллега, будучи в Москве, заметил, что и в России многие люди, местные, не знают достаточно грамотно русский язык. Так что это проблема не чисто украинская. Но в Украине она усугубляется тем, что от русского языка отмахиваются, его не преподают, не изучают.

 

- Что бы Вы посоветовали для решения проблемы?

- Чтобы сделали так, как было в советское время — увеличить учебные часы на изучение русского языка как в средней школе, так и в высшей. Кому он не нужен, тот сможет от него отказаться. Но кто считает его важным для себя, для своей перспективы, тот по крайней мере будет его знать.