"Власть признала меня недоговороспособным". Евгений Мураев о своем комментарии про Сенцова, об украинской политике и медиа

11.06.2018 14:21

"Сенцова можно по-разному воспринимать. С точки зрения того, что человек готовил поджоги и взрывы, для части населения он является террористом. Для националистической части он, наверное, является героем. Время расставит на свои места, кто прав, а кто не прав", – вот что сказал Евгений Мураев в комментарии каналу 112, – и это вызвало настоящий скандал.

 

 

“Мураев – подонок, тут нечего обсуждать“, – написал в Фейсбуке министр внутренних дел Арсен Аваков, а глава оборонного комитета ВР Сергей Пашинский заявил, что Мураев не войдет в сессионный зал, пока не извинится перед Сенцовым. Спикер Генпрокуратуры Лариса Сарган сообщает, что в Единый реестр досудебных расследований уже внесено сообщение о совершении Мураевым преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 (госизмена) и ч. 2 ст. 383 (клевета). Госизмена – особенно примечательная статья, поскольку по ней не предусмотрен залог, а только содержание под стражей. Это означает, что если обвинения будут выдвинуты, Мураев отправится в тюрьму – следом за Ефремовым, Коцабой, Савченко, Вышинским – по крайней мере, на время расследования, а оно может занять пару лет.

 

Перспектива более чем реальная – по данным “Вестей“, Рада может рассмотреть представление Генпрокуратуры, если оно появится в сессионном зале, по ускоренной процедуре (ее разработали после дела Савченко). При этом голосов в Раде определенно хватит – это заметно даже по комментариям депутатов.

 

Кстати: Фракция БПП потребовали лишить NewsOne лицензии

 

Под ударом также телеканал Newsone, собственником которого Мураев является. Парламентская фракция БПП уже потребовала от Нацсовета по телевидению и радиовещанию “изучить и в кратчайший срок пересмотреть лицензию телеканала Newsone“. Пикантности этой ситуации добавляет тот факт, что Мураев дело Сенцова прокомментировал на другом, не своем, телеканале. Впрочем, когда бурлят эмоции, это уже неважно.

 

Сам Мураев в тюрьму не собирается – а собирается в отпуск (по нашим данным – в Испанию). При этом он говорит, что не намерен скрываться и готовит юридическую защиту. “Вести“ пообщались с народным депутатом, одним из руководителей партии “За життя“, чтобы понять, зачем он заварил всю эту кашу. 

 

“Афанасьев – единственная причина, по которой Сенцов сел на двадцать лет“

 

Обычно в разгар скандала политики говорят, что их фраза вырвана из контекста, перекручена… Вы так не говорите. Не считаете свои слова ошибкой?

 

– Я политик и понимаю вес каждого слова. И хотя я говорю то, что думаю, но у меня нет иллюзий насчет того, что все сказанное мной не будет использовано против меня.

 

То есть, Сенцов, по-вашему, преступник?..

 

– Я же говорил в эфире 112 канала, и еще раз повторяю, что у меня нет по этому поводу никакого мнения – потому что правды мы не знаем. Я говорил лишь о суждениях людей. Вы допускаете, что у людей по разным вопросам имеется разное мнение?

 

Допускаю.

 

– Вот и я допускаю, что часть общества может считать его террористом. Из видео допросов Афанасьева следует, что они (Сенцов, Афанасьев, – Ред.) готовили поджоги и взрывы. Есть у нас часть общества, которая так считает? Безусловно, есть! А еще одна часть – националистическая, “свидомая“, патриотическая – это ведь сама власть разделила общество по таким критериям (есть патриотическая часть общества, и “ватники“, “совки“, прочие) – так вот, патриотическая часть общества может считать его героем. Вот суть.

 
Но кто такой герой? Это тот, кто вынес ребенка из огня. Например, сотрудник МЧС жизнью рисковал, чтобы кого-то спасти. Или военный, который закрыл собой пулеметную точку. Я понимаю, что героизм – это когда человек ценой своей жизни спасает жизни других людей.

 

Если поджог офисных помещений или взрывы памятников – это героический поступок, то это, может быть, в чью-то систему ценностей укладывается, но не в мою. Вчера в эфире 112 канала мне пытались привести аналогию с Зоей Космодемьянской, Олегом Кошевым. Но они воевали с немцами, а эти – пытались воевать с памятниками. И опять-таки, откуда мы знаем все это? Мы это знаем из средств массовой информации – украинских провластных и российских. И то, и то – пропаганда. Вот поэтому у меня и нет отношения к делу Сенцова – правды мы не знаем.

 

Другое дело, что Сенцова используют и одни, и другие – в своих целях. И чем больше его используют, тем хуже этому человеку. Он будет бесконечно заложником политических игр двух стран, а значит, будет сидеть в тюрьме. Притом, что другой человек – современный Павлик Морозов (Афанасьев, – Ред.) – гуляет на свободе, и его даже сделали советником министра иностранных дел. В этом же весь парадокс! (Судя по видео, которое попало в Интернет, бывший политзаключенный Геннадий Афанасьев дал показания против Олега Сенцова в присутствии своего адвоката. Афанасьев утверждает, что сделал это под пытками, – Ред.) Зою Космодемьянскую пытали – но она не выдала тайну. А он выдал. Так кто он?

 

Раньше такого называли предателем, а теперь это герой современного романа. Я не хотел бы, чтобы у Украины, которая потеряла восемь миллионов жизней в Великой Отечественной, были вот такие герои. Потому что по тем протоколам, которые выложили блогеры, если они подлинные, ясно, что показания Афанасьева – это единственное доказательство в деле Сенцова, и Афанасьев – единственная причина того, что Сенцов сел на двадцать лет.

 

“Пашинский должен не законы принимать, а пилюли“

 

Сергей Пашинский пообещал не пропускать вас в сессионный зал Рады. У “Народного фронта“ для этого есть все ресурсы и технологии. Вы пойдете на следующее заседание через неделю?

 

– Вы знаете, товарищ Пашинский очень много говорит, и мне его мнение безразлично. Я считаю, что такие люди должны не законы принимать, а пилюли. Я не так часто в последнее время хожу в Раду, поскольку считаю, что все законы, которые там принимаются, являются антиукраинскими. А принимаются они в угоду тех сверхдержав – читай, Соединенных Штатов – которые посадили этих людей в их кресла.

 

Если вы помните, на прошлой сессии они проголосовали все законы, включая аудитора для НАБУ, хотя об этом даже не было общественной дискуссии. Это явно был ультиматум США – что власть уже зашла за флажки, заплыла за буйки – и если она не выполнит всех требований, возможно, будут обнародованы какие-то компроматы или информация, которая поставит точку в их правлении.

 

Я автор более 160 законов, в основном, экономического характера. Эти законы были альтернативными всем властным – и по судебной реформе, и по “закону Савченко“, и о свободных экономических зонах. Я считаю, что экономика лежит во главе угла, и в первую очередь правительство и власть нужно судить по тому, как живут люди. Уровень жизни – основное мерило. Не патриотические лозунги, а уровень жизни. Мои законы практически не попадают на рассмотрение Верховной Рады. То есть я фактически лишен законодательной инициативы. А быть соучастником – а я считаю преступлением голосование за проекты, которые ухудшают жизнь граждан – я не собираюсь. Поэтому Пашинский может сам себе объявить бойкот, и я желаю ему удачи.

 

Как итог, вам грозит уголовное дело по ст. 111 УК Украины – госизмена.

 

– Если вы обратили внимание, власть в стране захватили не совсем здоровые и абсолютно непрофессиональные люди. У нас под генерального прокурора специально изменили закон о Генпрокуратуре. То есть власть в руках у неучей, и они пытаются управлять по понятиям, а не по законам Украины. Не подпадают мои действия ни под одну из статей. Это совершенно четкий факт, и я не знаю, как они из этого будут политически выходить.

 

Наверное, снова покажут видео в Раде. 

 

– Это смешно, и не сомневайтесь, я буду отстаивать свои интересы в судах.

 

Видео, которое, предположим, покажет Луценко – что на нем будет? Нарезка из ваших комментариев и интервью последнего времени или на вас может быть другой компромат? Вам есть чего бояться? Например, вопросы бизнеса – там часто бывает нечисто.

 

– Я даже не представлял, что такое количество контролирующих органов существует в Украине, сколько их пыталось наехать на мою семью, предприятия моего отца… У меня уже сотрудники ничего не боятся и ничему не удивляются. Я могу сказать, что таких юридически выверенных документов по всем предприятиям, как у меня, наверное, нет ни у кого.

 

Кроме того, два последних года я судился с представителями так называемой группы “Наступ“ (межфракционное объединение в Раде, членами которого являются Андрей Парубий, Андрей Левус, Сергей Высоцкий и другие депутаты, – Ред.) – они тоже говорили, что в моих выступлениях есть призывы к свержению конституционного строя, сепаратистские высказывания. Я выиграл суд первой инстанции, выиграл апелляцию. Они должны были извиниться, мы подали решение суда в исполнительную службу, которая, естественно, ничего не делает, хотя обязана была их оштрафовать, а потом возбудить уголовное дело за неисполнение решения суда. Но мы же сейчас живем не в правовом государстве, и для меня достаточно, что суд, даже после реформы Порошенко и именем Порошенко не нашел состава преступления в моих действиях и высказываниях.

 

Тем не менее, бояться есть чего: тысячи людей находятся в застенках по статье “госизмена“. Ефремов сидит уже два года, например. У нас политическая целесообразность довлеет над законом. Думаю, если вопрос о моем депутатском иммунитете вынесут в сессионный зал, то и провластная коалиция, и представители оранжевого лагеря, которые сейчас маскируются под оппозицию, конечно же, проголосуют “за“. Хотя в моих словах нет абсолютно ничего, и любая экспертиза это докажет, но измена родине – по этой статье есть одна санкция: содержание под стражей. Им очень хочется изолировать меня и отобрать телеканал. Будут стараться это сделать – а мы будем использовать все законные методы, чтобы этому противостоять.

 

“СМИ - продолжатели идеологии их собственников“

 

Часто рассказывают, что накануне принятия решений о снятии иммунитета, возбуждении дела, аресте известных политиков, им звонят “осведомленные люди“, вхожие во властные круги, и советуют уехать. Вам уже звонили?

 

– Мне на протяжении четырех лет звонили и пытались вести переговоры о покупке телеканала. Естественно, это не удалось. Тогда признали, что я недоговороспособен – то есть у меня принципиальная позиция. После этого любые звонки, в том числе через знакомых, прекратились. Так что нет, мне никто не звонил.

 

Телеканал Newsone тоже может попасть под раздачу. О нем ведь уже давно говорят, что это - “рупор Кремля“.

 

- Я слышу, что Newsone – это “рупор Кремля“, и в то же время с другой стороны меня постоянно критикуют за то, что я пускаю в эфир радикалов или “младореформаторов“, таких как Лещенко или Найем, и вообще людей с позицией.

 

Я же считаю, что украинский телеканал – если это конечно не Пятый и не “Прямой“ – должен давать площадку людям с разной позицией, а задача журналистов – их мнение максимально раскрывать, чтобы зрители не ограничивались штампами, а четко видели суть. И раскрытие этой сути показывает во всей красе носителей любой идеологии – левой, центристской, правой, провластной или оппозиционной. Вот это наша задача.

 

Я, в отличие от Пашинского, Парубия, Турчинова, не думаю, что граждан Украины нужно ограничивать в возможности смотреть другие телеканалы, пользоваться социальными сетями или читать какие-то “не такие“ газеты. Я не считаю, что цензоры, вводящие все эти запреты, умнее, чем остальные граждане. Граждане вправе сами выбирать, из каких источников черпать информацию для анализа, чтобы потом сделать объективные выводы.

 

Как правило, СМИ являются продолжателями идеологии их собственников. Поэтому естественно СМИ России транслируют одни смыслы, подконтрольные администрации президента Украины – другие, европейские СМИ – третьи, и если человек склонен к анализу, он должен анализировать все источники. Тогда он найдет правду, и она будет где-то посредине. Вот это ценности телеканала Newsone.  

 

Есть такое мнение в экспертной среде: Newsone, партию “За життя“ и лично Мураева и Рабиновича терпели, поскольку они своей позицией раскалывали электорат Оппозиционного блока. В этом смысле даже говорилось, что “За життя“ – это проект Банковой. Теперь терпение закончилось, потому что, например, у Рабиновича, судя по данным соцопросов, личный рейтинг сравнялся с имеющимся у президента Украины. Как можете это прокомментировать?

 

– Наверное, больше, чем я терплю от власти, трудно представить. Было огромное количество уголовных дел по предприятиям, к которым я имел отношение, и по политике. Огромное количество политических преследований, и наверное, если вы отслеживали, попыток давления на меня лично. Делайте выводы... Можем ли мы иметь к ним отношение? Хотел бы кто-то так жить? Я уже не говорю о неконтролируемой опасности на улицах. Ведь создается фейковое информационное пространство, наших представителей назначают “врагами нации“. При этом очень много нездоровых людей и незарегистрированного оружия. Я думаю, именно так погиб Бузина и другие лидеры мнений. Эта ситуация спровоцирована – они ее и контролировать-то не могут. Поэтому говорить о моем сотрудничестве с властным режимом может только глупец и провокатор.

 

Что касается Оппозиционного блока, то я не поддерживаю ту политику, которую они иногда проводят в парламенте. Иногда соглашательскую с властью, что выражается в голосовании за те или иные проекты Администрации президента. Я имею в виду судебную реформу, их неголосование за отставку Яценюка или голосование за реструктуризацию задолженности, которую предложили Яресько с Яценюком.

 

Все это причины, по которым я вышел из фракции. Я избирался как мажоритарщик – вступил в Оппозиционный блок, потому что приняли закон, по которому на местные выборы могли идти кандидаты только от каких-то партий. На тот момент я был беспартийным, и Оппоблок был по идеологии мне ближе.

 

Но потом я понял, что собственники этой партии (Оппозиционный блок, – Ред.) просто выживают за счет политической активности. Мне это было неблизко, и я оттуда вышел. Хотя в Оппоблоке очень много достойных людей, которые, к сожалению, стали заложниками создавшейся ситуации. С ними мы видим мир одинаково, и я считаю, что рано или поздно, все политические партии, которые представляют интересы Юго-Востока, или партии, условно говоря, левоцентристской идеологии должны объединиться для того, чтобы не было нынешнего дробления. И я категорически против этой внутренней конкуренции.

 

Вы знаете, что у Вадима Рабиновича подозревают наличие двойного гражданства? По этой причине украинское гражданство в ближайшее время он может потерять.

 

– Эти слухи разгоняются в прессе. Я его второго паспорта ни разу не видел. На мой прямой вопрос, Рабинович ответил, что это неправда, и у меня нет основания ему не доверять. Я не знаю, есть ли у Порошенко второй паспорт, и у кого еще есть второе гражданство. Однажды выбор пал на Артеменко, как только он предложил альтернативу по возврату Крыма (депутат ВР от фракции Радикальной партии Андрей Артеменко опубликовал в New York Times свое видение решения проблемы Крыма, предполагающей предоставление инфраструктуры полуострова в аренду России на продолжительный срок, – Ред). На это крайне резко отреагировали – тут же лишили его гражданства. Сейчас подобную тему поднимают по Рабиновичу, думаю, будут и другие. Власть борется с любым оппонентом, который может составить конкуренцию Порошенко. На всех возбуждаются уголовные дела.

 

Вы едете отдыхать? Не откажетесь от отпуска в связи со сложившейся ситуацией?

 

– Я очень редко отдыхаю, и хотел бы это время провести с родными мне людьми. Они очень расстроились вчера – первый вопрос, который мне задали дети: папа, отпуска не будет?