times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 6420

Отзвуки Майдана в решении задачи люстрации в Николаеве.

Дата публикации: 04.11.2014 13:53

 

 

               1 Претенденты на руководство и обеспечение публичности.

      30 октября Александр Георгиевич Малицкий, член-учредитель Народного Руха Украины с 1988 года, местный политик с безупречной репутацией, приглашает меня на собрание, которое должно 31 октября образовать Общественный совет (раду) по люстрации (очищении власти) в качестве консультанта. Александр Малицкий учёл мои  знания города и опыт обращений во все инстанции с 1990 года, которые мне довелось составлять и с его в том числе участием. Подумалось мне, что стоит помочь молодым и начинающим общественникам избежать ошибок. К тому времени из Интернета видел, как в мусорный контейнер засовывали Каминского, как не один день выгоняли из Управления лесного и охотничьего хозяйства Петра Паламарюка. Знал обоих не один год. Понимал, что за ними какая-то работа, кроме известных злоупотреблений. Полагал, что важнее заставить чиновника работать, чем его изгнать и мучительно долго подбирать ему достойного преемника.

    Но сама идея люстрации мне кажется заслуживающей внимания. Лень и отсутствие всякого контроля так быстро разлагают чиновничество, что дорогостоящая процедура хаотически созываемого столичного и областного Майданов обходится серьёзными территориальными потерями для страны. Одна коллизия со сносом памятника Ленину и последующая кампания Антимайдана под памятником 68 Десантникам дорого обошлась моему родному городу. Создание Ареопага люстраторов дешевле, чем сходы горожан, настроенных то ли на свержение ими же поставленных руководителей с их многочисленными родственниками,,  то ли на приглашение варягов в лице президента Российской Федерации для спасения одних горожан от других горожан. Угроза люстрации сковывает неизбывную алчность управленцев.

   Конечно, есть опасность превращения узаконенных люстраторов в древних могучих цензоров. Тогда на шею обывателя, кроме привычных вымогателей из кабинетов государственных и муниципальных служащих, добавятся и паразиты-общественники. Но это зависит от качества претендентов и самой процедуры люстрации. А то, что в спешке был принят очень сырой закон об очищении власти – не самое главное. Главное в том, что эта форма борьбы за народный контроль над властями приобретает определённую почву, кроме привычной зависти на тему, почему они поналезли, а мы их терпим.

    Примерно такими соображениями руководствовался, когда к 16.00 прибыл в пятницу под здание облгосадминистрации, в которое впервые попал в мае 1990 года вместе с тогдашним председателем Народного Руха за перестройку врачом-реаниматором Игорем Гаврилишиным. Смотрю, собралось до полусотни знакомых общественников, преимущественно национал-демократов. Кроме них группа студентов из Аграрного Университета. Мимо идут бывшие коллеги – Вячеслав Шебанин и Дмитрий Бабенко. Шум, пересуды. Ждут начала заседания. Мне невдомёк было, что зал заседаний занят или почти занят разбирательством очередного конфликта в очередном вузе Николаева. Особого интереса к этому конфликту тогда не было.

     Наконец, Владислав Ентин, известный в качестве нынешнего главы УСПП, окончательно договорился о проведении учредительного собрания в 163 комнате горисполкома, где заседают депутатские комиссии горсовета. Порядка 60 с лишним общественников набились в небольшую комнату. Оказалось, что никто не знает на каком основании работать. Начались демонстративные выходы из зала. Первыми ушли представители «Захиста людей праци», затем и недавние активисты «Комитета «Народный контроль». Всего зал покинуло в ходе полуторачасового заседания 23 общественника. Но меня обеспокоило не это.

    Началась процедура избрания председателя собрания. Взамен инициатора – Александра Малицкого, бескорыстного, но пожилого ветерана демократического движения. Он остался секретарём собрания. И тут первым предложил свои услуги и настойчиво стал навязывать свою кандидатуру молодой ещё деятель в вышиванке, практически не знакомый никому из собравшихся участников. Каюсь, сам не признал в нём бывшего декана Инженерно-энергетического факультета Николаевского национального аграрного университета Константина Николаевича Думенко. Видел его пикировку с первым проректором Дмитрием Бабенко, видел его на ступеньках облгосадминистрации со студентами, но значения его персоне не придал.

    А тут он настаивает, что он, как борец с всевластием партии Регионов в своём вузе, должен возглавить общественников с 25-летним стажем работы по демократизации страны и города. Это даже возмутило. Добро бы, некому было. Но в зале сидели Александра Толстых, участвующая в Зеленом свете с 1989 года.  Юрий Зайцев, глава общества репрессированных «Мемориал» с того же времени. Кондратюк и Матиюк, директор школы имени поэта Ольжича, начавшие свою общественную деятельность ещё до ГКЧП, когда это было чревато утратой работы (по меньшей мере) в руководстве школой или строительной фирмой. Присутствовали и другие авторитетные общественники из Правого сектора, которые имели практику «мусорной люстрации» во главе с участником АТО Сергеем Зайцевым.

    А тут обиженный в сомнительном конфликте ?!?! И он рвётся руководить абсолютно незнакомыми ему пожилыми людьми? И это после того, как Елена Полишкарова в серии на взводе произнесённых речей отметила очевидный для многих факт: данное собрание не первое, а очередное, и законодательной почвы под ним нет никакой. Позднее Сергей Киселёв из «ЗаЛПа» выяснил в министерстве юстиции, что Департамент люстрации в стадии формирования. Попытка общественности как-то расширить круг «люстраторов» на базе общественников заслуживала всяческой поддержки, несмотря на сбои, поэтому многие правозащитники, включая и меня с Георгием Крисенко, участвовали в голосовании. Думенко набрал 9 голосов. Николай Матиюк – 13, а 23 голоса оказалось у Олега Кондратюка, недавнего активиста Правого Сектора. Всё это на следующий день в Интернете описал журналист-любитель Алексей Воронцов, сотрудник Владислава Ентина. Решено было повторно собраться…

 

                        2 «Откуда дровишки…???»

      Принимая на завершающей стадии конфликта общественников из «Комитета «Народный контроль» участие в обсуждении борьбы с ректором бывшего пединститута (рука не поворачивается назвать его университетом) Валерием Будаком зимой 2012 года, никак не испытывал горячности боя. И не потому, что не считал злоупотребления преподавателей иностранных языков в этом учебном заведении не важными. А потому что на опыте нашей Могилянки знал истинное качество наших студентов. По существу, большинство из них таковыми быть не должны. Когда-то мой товарищ по «Демократическим реформам Украины» доцент Александр Щеглов сказал об НКИ, ныне это Морской университет, что это палата по сохранению (но не от прерывания беременности), а от суровой жизни.

    Родители, мои младшие современники, платят немалые деньги, чтобы их дети ещё 5 лет спрятались от неприглядной действительности. Школа отныне не готовит детей к получению знаний. Это место, где ученик получает незаслуженные им оценки, а взамен не срывает уроки учителю. Вузы не могут, как в армии, научить сначала таблице умножения, чтобы не клацать калькулятором, затем тригонометрии и таблице логарифмов. В армии математик лейтенант Михаил Клин так подготовил будущего казахского академика. Его отец в 60-годы купил золотой аттестат за 50 овец. А надо было корректировать огонь артиллерии. И за два года казах математику в объёме вуза выучил!  Как это актуально сейчас, когда недоучки канониры ведут огонь по Донецку и Дебальцево, разнося в пыль многоэтажные жилые дома. Они не знают тригонометрии, не могут вычислить поправки на ветер, лупят дорогими снарядами, куда ни попадя.

  В бою это особенно очевидно. Но не только в бою. Преподаватели, получая такой промежуточный продукт из школы, не могут его довести до уровня знатоков своего дела. Поэтому они опускаются до коррупции, одни нагло, другие умеренно

   . В  1980-1983 годах автор этих заметок работал с фигурантами скандала в Аграрном университете в качестве заведующего кабинетом (марксизма-ленинизма) в филиале строительного вуза. За этим претенциозным названием скрывались история КПСС, философия, политическая экономия и в самой малой мере лженаука под названием  научный коммунизм. Моя задача сводилась к подбору литературы для рефератов и подготовка соискателей к сдаче экзаменов. В том числе и кандидатских по философии. Школа тогда уже со скрипом, но готовила будущих студентов к высшему образованию. За двое суток по специальной методике даже невежд можно было подготовить к сдаче на «хорошо» экзамена на степень тогдашнего кандидата наук.

     Могу заверить читателей этого материала, что старший преподаватель кафедры математики, куратор одного из курсов, мой однокашник по Одесскому государственному университету Вячеслав Сергеевич Шебанин был одним из лучших преподавателей Николаевского филиала Одесского инженерно-строительного института. Его избирали председателем профкома. Но главное, что нас тогда объединяло, это была наука. Порядка двух лет мы регулярно обсуждали проблему различения порядка от хаоса. Наряду с этим Шебанин решал вопрос о достаточной прочности балки при деформациях (кручение, изгиб, сдвиг), впоследствии он создал научную школу, помог защитить десятки диссертаций.

    А молодой 34-летний доктор технических наук видит в нём только активиста партии Регионов, в которой Вячеслав Сергеевич никогда не состоял. Математик Шебанин грузил меня созданием глупейшего положения по проведению социалистического соревнования между 66 преподавателями нескольких кафедр этого филиала. Ему не хватало сил, чтобы противостоять давлению коллектива – нет, не коррупционеров, а просто безразличных к своей работе людей.

   Если мы с ним в Одессе ходили на научный кружок к философу Авениру Уёмову, то в Николаеве в погоне за хлебом насущным мало было увлечённых людей. Могу заверить, что в 60-70 годы мы с ним на механико-математическом и историческом факультетах в Одессе не заплатили ни единой взятки своим профессорам и доцентам – это был удел неучей и невежд! И в Николаеве масса студентов не платила поборов в годы самого застойного времени, хотя и никто не осуждал мздоимцев, их чуждались и не более. Тогда же математика стали продвигать, выделили очерёдность для вступления в КПСС. Замечу, что нам с ним повезло. Мы поступали в вуз до оккупации Чехословакии. Последующим поколениям повезло куда меньше. Уровень наборов упал до предельного уровня знаний и умений. Подготовленных и способных власть кремлёвских старцев отсеивала напрочь.

     Когда, исходя из соображений сокращения объёма приёма студентов строительный филиал закрыли, секретарь обкома КПСС Леонид Шараев закрыл сельскохозяйственный техникум и открыл филиал Одесского сельскохозяйственного института. При ректоре Кулише было два проректора Шебанин и выпускник строительного филиала Бабенко. Меня не радовало повышение прежнего учёного до администратора. Как-то поспорил даже с супругой Шебанина Людмилой. Но ветер понёс нас дальше. Филиал отделился от Одессы, разросся. Впрочем, об этом столько хвастались в местной печати, что об этом не буду больше вспоминать.

    Замечу только, что личные эпизодические контакты со студентами вуза не подтверждали слухи о коррупции в вузе. Ни по поводу поездок на месяц для работы на Британские острова в случае со студентом Крисинским, участвовавшим в моём научном кружке. Его не пустили не из-за несостоятельности, а из-за спора с проректором Гангановым. Ни с сыном любимой женщины Вячеславом Полищуком, которого приняли на факультет менеджмента, а он не выкупил контрольные работы – ему их никто не продавал – и он даже получил частично компенсацию за напрасно уплаченные за учёбу деньги, так как не стал учиться честно. Приняли же его по обычному собеседованию.

   Так же в этот вуз поступил парень из села Константин Думенко. Его принял декан факультета механизации Сергей Пастушенко, который памятен мне, как студент-активист строительного филиала. Продвигал нынешнего люстратора Дмитрий Бабенко. Он стал к.т.н. и д.т.н., не выходя за стены родного Университета. Рос, ему помогали, его кормили, поливали, удобряли… В общем типичная история с блудным сыном, внесённая в Евангелие от Матфея скоро уже две тысячи тому назад. Отличие от притчи о блудном сыне в незавершённости истории Думенко. То ли ещё предстоит персонажам моей повести пережить…

    Хочу заметить, что реплика борца за справедливость о том, что он много чего знает, носит обоюдоострый характер. Если он участвовал в противозаконных действиях, то ему не место в вузе.

А его война против вырастивших его Математика и Строителя граничит с шантажом. Если он наслышан об этом от коллег-сплетников, то почему он начал писать или понуждать писать таковые жалобы только в апреле сего года, когда у него начались трения в коллективе? Его вдохновил Майдан? Захотелось попробовать себя на политическом поприще? Один из поддерживающих его студентов стал активистом Демальянса. Наивная Евгения Матейчук мужественно бросилась поддерживать изгнанного декана. Мол, если уж студенты за него, то правда на его стороне.  А вникла ли подлинная активистка Майдана в ситуацию с этим протестующим против записи в ополчение деканом?

  Оксана Янишевская, выпускница первого набора Могилянки, ныне заместитель «губернатора» не поддержала Матейчук, свою соратницу по нашему Майдану. А Думенко порекомендовала идти судиться с трудовым коллективом Аграрного университета. Или идти в профессора, на прежнюю должность.

 

                         3 Подробности конфликта в Аграрном университете.

       Предвижу возражения злопыхателей. К чему нам Ваша наука? К чему эти балки, тёмный сопромат, механика и трактора с комбайнами?  Ничего не строится – ни контейнеры, ни ангары, ни старые и недобрые бетонные фермы для крупного рогатого скота. Коровы живут в хлеву, мы опускаемся в Средневековье. Дорогу молодым! Вам всем за 60 лет! Чего Вы добились? Почему нам (молодым) не взобраться на Ваше место? Так хочется. Не получилось через должность декана, получится через участие в люстрации! Замечу, что менять нас надо. Но сначала надо сдать экзамен на гражданскую зрелость. Как с нею у Константина Николаевича?

    Тайное голосование 24 октября по процедуре долгожданного закона о высшем образовании, вступившего в силу 1 октября сего года, на общем собрании сотрудников и некоторых студентов инжерно-энергетического факультета Аграрного университета (62 сотрудника и 15 студентов)  по поводу кандидатуры Думенко (какая говорящая у этого однофамильца героя гражданской войны фамилия!!!) дало такой результат. «За» - 38, «Против» - 34. Последующее тайное голосование 28 октября на учёном совете, переподтверждающее занятие должностей деканов 8 факультетов университета, дало такие результаты: «За» кандидатуру Думенко – 9, против его кандидатуры голосовали 32 участника заседания. Хочу заметить, что были и противники при избрании М. И. Гиля на должность декана факультета технологии производства, и И. М. Марценюка, декана факультета довузовской подготовки. Не одного Думенко не любят в вузе.

     Думенко, надо полагать, предвидел столь печальный исход междоусобной борьбы на факультете и в учёном совете, потому что Вячеслав Шебанин даже ставил вопрос о доверии к себе. Учёный совет доверие к Математику продемонстрировал убедительно. Опускаю споры насчёт переводов с должности профессора на должность декана, суммы зарплат и прочие внутривузовские проблемы. Они никак не связаны с вопросами общественной поддержки очищения власти или люстрации. Очевидно одно, против Думенко настроены многие сотрудники вуза. А не только Математик и Строитель.

    Вячеслав Сергеевич Шебанин близко к сердцу принял новый вуз, в который он попал по первичному распределению из Одесского университета, унаследовав рабочее место прежнего филиала. В ходе борьбы за звание Национального – то есть за бюджет, из которого выплачивалась зарплату и тому же Думенко – ему пришлось идти на разные компромиссы. И выдерживать немалое давление со стороны ровесников – Круглова, Рукоманова и Гаркуши. Пришлось вступить в Аграрную партию Украины, как его в своё время на моих глазах убедили перед защитой кандидатской диссертации вступить в КПСС, только Аграрной партией тогда руководил не Шараев, а Козловский Анатолий Иванович из «Родючости» на 1-й Слободской. Потом Шебанин даже номинально числился главой областной организации АПУ. В партию Регионов его не втащили даже силком.

    Он оказывал некоторую помощь при проведении субботников избирательному штабу Владимира Наконечного, реально поддержавшего инициативу по признании статуса Национального университета правительством его старого знакомого Николая Азарова. Косвенно помог Круглову при организации встречи с коллективом накануне вынужденного уходя Круглова на борьбу с Корнацким. То есть на фронт в Первомайск. Но любой другой ректор тогда вынужден был идти на уступки властям.

     Только очень волевые руководители, например, Алексей Вадатурский, могли под прикрытием (из Лондона) сначала разбить блок Задырко и Капацыны, а затем и отбить атаку друга президента – Юрия Иванющенко (Енакиевского Юры). Требовать, чтобы все были такими – чрезмерно!

     Похоже на то, что камнем преткновения для Думенко всё же стал откровенный саботаж при комплектовании отряда гражданской самообороны  из числа штатных сотрудников Аграрного университета. На конференции трудового коллектива, созванной 24 сентября, рассматривался в том числе и вопрос о выполнении распоряжения главы Совета обороны Николаевской области от 10 сентября 2014 года за № 7. 144 сотрудника осудили склочника и его сторонников в числе 7 человек, при том, что 6 не сочли нужным голосовать по такому пустяковому поводу.

     Дело в том, что Думенко написал жалобу в прокуратуры, министерства и в администрацию области на принуждение к такому бесполезному занятию, как ползание по земле и отстрел упражнений из пулемётов и автоматов.  65-летний ректор и 60-летний проректор ползают и стреляют, а 34-летний профессор из склочности не только не ползает. Но и подбивает родственников преподавателей подписывать за них жалобы. Приходит следователь, сверяет подписи, выискивает настоящих подписантов – дрожите россияне!

     Знайте: есть патриот, он настаивает, чтобы это всё было не формально, а осознанно и добровольно. Чтобы не пускали в ополчение прислужников тирана и расхитителя. В жалобе этот, по-видимому, совершенно лишённый чувства юмора молодой профессор упрекает своих «родителей» в том, что таким принуждением они вдохновляют преподавателей и мастеров на сепаратистские настроения.

   Могу понять 6-х воздержавшихся. Эти взводы не остановят Путина и его чеченских волков. Это работа для Янцена и Круцылова. Сам рыл один окоп и отстрелял 9 патронов в Соляных в 1976 году, готовясь к должности писаря штаба батальона. (Гитлер был ротным писарем, но тоже ефрейтором). Знаю, что это бессмысленное занятие с моей комплекцией.  Но возмущает безграмотность доносчика, который от злобы на вытащивших его начальников даже фразу в жалобе не может по-человечески согласовать!

   Даю в переводе: «Нам очень интересно правомерность действий ректора, первого проректора и директора…, когда закончить этот произвол, беззаконие и превышение служебных полномочий» - это будущий люстратор пишет!?! Бедняги Вадим Мериков и подполковник Чернявский из Заводского райвоенкомата! Не думали они, что у них, кроме остатков Антимайдана во главе с Женей Бондаренко, есть такой противнику их ополчения, как Костя Думенко??? Он подбил 8 своих подчинённых и 5 других сотрудников отказаться от стрельбы из рогаток по птичкам, простите, от учений со стрельбой по мишеням. Понятно, что позиция «назло маме нос отморожу» в то время, когда масса горожан с ужасом следит за боями на Востоке страны, вызывает неприязнь трудового коллектива. Зачем им следователи в главном корпусе университета?

 

                           4 Промежуточные итоги.

      Почему столь серьёзное внимание уделено персоне Константина Думенко?  Случайное совпадение событий – заседание комиссии Янишевской при участии Валерия Мельниченко, начальника Главного управления образования Николаевщины по поводу заступничества главы местного Демальянса Евгении Матийчук за бывшего декана Константина Думенко, и расширение корпуса люстрации за счёт общественности Николаева – обрисовали серьёзную проблему. Пока она не приняла характера сведения личных счетов. Но это не конец, это начало начала. В первом составе люстраторов участвовал и Анатолий Анатольевич Николенко. У него есть обоснованные претензии к Татьяне Николаевне Фабриковой, редактору газеты «Ридне Прибужжя». Будут и другие заинтересованные лица.

    Сергей Исаков сносил памятник Ленину не для того, чтобы на этом месте воздвигли гильотину и волокли под её нож всех обидчиков наших горожан. И казнили их десятилетним отвержением от всякой власти. Искренне поддерживаю Вадима Мерикова в том, что он не пренебрёг услугами первого помощника губернаторов Анатолия Кинаха, Николая Круглова и Алексея Гаркуши (недолго) Николая Владимировича Нараевского. Об этом я прямо заявил в центре подготовки люстрации, который работает с 11.00 до 15.00 по адресу Котовского № 28 в полуподвале рядом с 7-й Поперечной в помещении Городского управления юстиции  под руководством Маргариты Михайловны Лукъяновой. Пока лучше Нараевского обстановка в области никому не известна, пускать порулить дилетантов на его место не стоит. Так можно вообще утратить управляемость областью.

    Знаю, что Украина заимствовала многие институты государственности у СССР, но ни СССР, ни Украина в целом классическими государствами не стали. Однако не имеет смысла всё беспардонно хаять, как это делает, например, адвокатесса Татьяна Монтян. Не стоит и хвалить самих себя руками провинциальных бытописателей. Надо со знанием дела трезво оценивать людей не по их лояльности, а по их способности руководить. Люди неоднозначны. Василий Жуменко спас трампарк от закрытия своим энтузиазмом, но не удержался от соблазна обмануть и обобрать азербайджанского предпринимателя. Сейчас работает мастером в Теплокоммунэнерго, ждёт окончания срока поражения в правах. Так и с люстрацией. Поражение в правах на 10 лет серьёзный урок для мира чиновничества. И пользоваться этим жупелом надо с умом. Поручить это можно только серьёзным людям, а не назначенцам или дилетантам.

    На том же собрании присутствовал подполковник милиции, недавний кандидат в нардепы Игорь Блажко, легендарный борец против вывоза глупых местных красавиц за границу в дома терпимости. Он растерянно смотрел на кандидатов в люстраторы и думал про сомнительную  победу Андрея Вадатурского на выборах в Казанке и Баштанке. Вступать в споры с незнакомыми людьми он не стал. Но этот милиционер имеет представление о праве, о следственной работе на уровне не нашей области, а на мировом уровне. Резерв для работы люстрации есть. В первую очередь кадровый!

      Если я первый суд по восстановлению на работу в «Кристалл» социал-демократки Людмилы Шевченко выиграл в июне 1990 года, если в дни ГКЧП защищал от выселения вместе с депутатом Виктором Евдокимовым в суде активистку комитета самоуправления микрорайона «Сухой Фонтан»… . Если в октябре сего года, накануне последних выборов с 8-й попытки дал показания по иску к правлению ОСМД «Херсонское шоссе № 38» (ОСМД этот иск выиграло!),  и все эти иски без гонорара мне лично…  . То могу на основании 25 летнего опыта правозащиты судить и о люстрации судей, сколько их видел в судах, и о прокурорах, и о руководстве города (об области судить не могу, это дело Анатолия Иванюченко). А допустить превращение процесса люстрации в возрождение эпидемии массового доносительства  и сведения личных счетов – это значит превратить очищение власти в её окончательное загрязнение.

     

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов.
Точка зрения редакции times.com.ua может не совпадать с точкой зрения авторов блогов и комментариев к ним.
Редакция не отвечает за достоверность таких материалов, а портал выполняет исключительно роль носителя



Самые популярные блоги:


Выскажи свое мнение!

Игорь Иванников

Общественный активист

Блоги автора: