times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 6362

Как спасти будущее Кинбурнской косы???

Дата публикации: 24.01.2015 22:39

       21 января мне позвонил Анатолий Григорьевич Дюмин и пригласил на свою пресс-конференцию. Не секрет, что проблемой будущего Кинбурнской косы этот депутат нашего горсовета  занимается уже более 10 лет. Но моя совесть правозащитника долгое время не позволяла принять мне участие в совместной деятельности с Анатолием Дюминым по спасению Кинбурна. Однако, обо всём по порядку.

    23 января для депутата и общественника Дюмина был удачный день. Городской голова Юрий Исаевич Гранатуров поддержал его инициативу и сам лично на сессии горсовета провёл аукцион в пользу Александра Терещенко, николаевского тележурналиста, лишившегося во время боёв в Донецком аэропорту обеих рук при попытке выбросить гранату, заброшенную в помещение киборгов шустрым сепаратистом при очередном штурме нового терминала.

    Представленные Дюминым на аукцион картины были написаны местными художниками во время очередного плэн-эра на его даче на лиманной стороне косы. Инициатором и в известной степени организатором этих плен-эров был местный тусовщик Юрий Юрин,  более 10 лет издававший журнал «Горожанин», а сейчас обитающий преимущественно в Ю-тьюб. По словам художницы Алины Яценко подобные плен-эры большая редкость. Они важны для наших художников, ибо совместное творческое состязание на природе подстёгивает их личное творчество. Но содержание десятка художниц в течение недели – это малодоступная роскошь для их щедрого спонсора.

     Как предприниматель Анатолий Дюмин, нашёл удачное сочетание личного и общественного содержания своих инициатив. Картины пошли на блестяще проведенный Гранатуровым аукцион, чтобы не затягивать сессию, он заменил аукциониста и сумел собрать более 60 тысяч гривень в пользу журналиста-страдальца, защитившего товарищей собственным телом. Это привлекло внимание журналистов и общественников, которые за малым исключением приняли и откликнулись на приглашение Дюмина. А те, в свою очередь, выразили готовность поддержать намерение Дюмина открыть вблизи от дач его и его соседа, многолетнего депутата областного и городского советов Виктора Борисовича Евдокимова, комплекс из Дома-музея Кинбурнской косы. Музея и православной часовни в честь боёв с турками русских солдат и украинских козаков при подготовке штурма Ачи-кале, теперь это город Очаков.

      Этот музей, его ориентировочная стоимость сейчас достигает  до полумиллиона гривень,  в известной мере гарантирует политический  вес его создателя. Но не только вес. 63-летний почётный гражданин Николаева уже задумывается о своём вкладе в бессмертие своих дел, а не только уличных рынков и стоянок.

      Ведь статус той же Кинбурнской косы резко меняется на глазах. Прежде всего,  потеря Крыма и единственный в области скромный  доступ к ещё не загаженному (как в Железном порту) побережью моря  существенно увеличили интерес к зыбким пескам Кинбурна, веками сохраняющими нетронутую природу Причерноморья. Этому способствуют комары-москиты и медузы корнероты, но и им не под силу отогнать массу отдыхающих от морского побережья косы.

    Скорее поздно, чем рано Очаков всё равно превратится в морской порт. Он заменит неудобные Керчь, Донузлав и Евпаторию с Ялтой, о которых теперь заботятся руководители российского Крыма.  А тем самым доступ к косе заметно упростится. По крайней мере, для строителей глубоководного порта и их семей. Катера будут чаще высаживать их на косу. Лиман засорен бокситами, и мало пригоден для оздоровления. И что бы не планировали обитатели косы из её сельского совета, им не помешать такому стремительно наступающему будущему. Хотя закон о местном самоуправлении предоставляет им пока заметные преимущества. Сельсовет это базовый уровень такого самоуправления. Но об этом позже.

     Мой опыт участия в деле защиты косы тоже связан с инициативой Анатолия Дюмина. Оговорюсь, что в данной заметке не касаюсь полной оценки всей депутатской и общественной работы этого выходца с Водопойских хуторов. За пару десятков лет приходилось и сражаться с ним за скверик на углу проспекта Ленина и улицы Комсомольской. И сотрудничать в деле поддержки знаменитого орнитолога и директора Ландшафтного парка на Кинбурнской косе Зиновия Иосифовича Петровича в его противостоянии с Петром Паламарюком, на то время директором Очаковского лесхоза.

     Дюмин по материалам Петровича сделал публикацию у своего многолетнего соратника Юрия Юрина, тогда издававшего журнал «Горожанин». Пришлось раз за разом посещать знакомый с детства Очаков, присутствовать на заседаниях райсуда Зиновия с Паламарюком, изучать документы, доказывающие правоту орнитолога в судебной тяжбе с главным лесником. А потом месяцами в качестве доверенного лица публикатора Юрина ходить на суд в Ленинском райсуде к судье Наталье Тихоновой, отнюдь не спешащей осудить Юрина и автора открытого письма Дюмина в защиту Ландшафтного парка на косе. Сам Дюмин на суде не был ни разу.

    А ведь тогда он, Евдокимов, священник Михаил Шполянский, Олег Деркач и другие общественники вели отчаянную борьбу за сохранение первозданной природы косы. Паламарюк заботился о соснах и охотничьих угодьях, но не о первозданной природе уникального заповедника. К этой схватке тогда же подключилась «Молодая гвардия», тогда ещё далёкой от увлечения сепаратизмом Евгении Бондаренко, будущей депутатки горсовета от ПСПУ, и Аз грешный.

       Согласитесь, стыдно правозащитнику, пришедшему на суд защищать Дюмина и Юрина без единого оправдательного документа из им собранных в Очакове. Стыдно от бессилия.  И без поддержки адвокатов автора оказаться в положении Дона Кихота. Юрин капитулировал, а мне пришлось незадолго до этого отказаться от защиты верной позиции предпринимателя и журналиста. Мировое соглашение с Паламарюком подписывалось без меня. Его люстрировали минувшим летом через 8 лет после первого пароксизма борьбы за косу.  Но суд вернул его на пост директора лесхоза.

     Только в споре после пресс-конференции горожанин в пятом поколении раскрыл тайну своего тогдашнего непротивления злу насилием в виде судебных дебатов. Оказывается, его пригласил тогдашний народный депутат и вождь партии Регионов Николай Круглов. А альтернативы его влиянию не было. Президент Ющенко в то время увлёкся монополизацией экспорта мёда за границу и объективно мешал занятию Дюмина пчеловодством. И предложил уйти от темы противостояния с Петром Паламарюком, как будущим кандидатом в депутаты Областного совета от той же партии Регионов.

     Это связало руки владельцу уличных рынков, а автор этих заметок попал в нелепое положения защитника тех, кто не мог себя защитить.  Ибо на весах Круглова, точнее его покровителей, они оказались по габаритам легче, чем их сомнительный победитель в многомесячной судебной тяжбе. Вот так правда вылезла из-под спуда лет. Что же,  Дюмина можно понять. Опасаясь потерять большее, он тогда  пожертвовал меньшим. Но вернулся к той же теме спустя годы.

    Теперь роль реакционера перешла по эстафете от Паламарюка к сельскому голове Агафонову. Представляя тех своих избирателей, которые, несмотря на все попытки Дюмина помочь им лично в их бедах, считают, что любые инициативы дачников несут им беду в ближайшем будущем, он яростно сопротивлялся созданию Дома-музея Кинбурнской косы.  Почему? А потому, что все Дома-музеи – это их личные соперники по сдаче в наём отдыхающим песка косы во дворах или на их приусадебных участках. Что уже выделенные представителям власти участки песка косы никак не повлияют на их летние заработки, а вот Дюмин и его художники – это призраки их будущего разорения. Сначала художники, потом журналисты, потом туристы, потом богачи. И вылетят они, бедные селяне,  с косы в Очаков прозябать.

     Разумеется, чему быть, того не миновать. Инициатива Дюмина и его соратников нацелена именно на гладкий переход к неизбежному расширению рекреационного использования косы. Умелая политика привлечения внимания к косе сгладит неизбежный процесс адаптации селян к глобальной экономике с её солидными запросами. Но об этом избиратели Агафонова думать не хотят. А он сам шёл на любые трюки, чтобы воспрепятствовать выделению трёх соток песка под музей, который мог бы стать творческим центром для творческих людей.

     То он требовал в учредители музея физическое лицо. Нашли такого. Тогда он пожелал иметь дело с юридическим лицом. Дали такие документы. Снова не так – пусть будет состоятельный предприниматель. И в таком персонаже недостатка не было. И решил многолетний сельский голова, меняющий политическую окраску чаще, чем легендарный Попандопуло из Свадьбы в Малиновке, что лучше дать десяток соток, но так, чтобы от них инициаторы отказались сами. Михаила Шполянского не было уже с нами. А священник восстановленной николаевскими общественниками сгоревшей церкви-бывшего клуба, а теперь церкви  Святого духа усовестить голову не мог. Он пока только наживает авторитет среди местных селян.

    Земля эта далека от столбов с проводами, за два километра от причала, не охраняема и вообще не удобна для Дюмина и его соратников. Теперь Агафонов рад: На тобі, Боже, що мені не гоже!  И здесь его сны не тревожат ни предыдущие прецеденты выделения участков, ни судебная перспектива отмены его решения, ни угроза изменения законодательства.  Но ни Дюмин, ни Евдокимов не успокаиваются. Они ищут путь к воплощению своей мечты в жизнь. Экологический музей станет реальным очагом культуры на косе. А постоянно действующий летом творческий центр повысит и так дефицитную культуру Белобережья Святослава, на которое даже Янукович не покусился. Культуру отдыха и быта и тем самым позволит плавно перейти к более солидному рекреационному  оздоровлению отдыхающих на косе в ближайшем будущем.

   С этим искренне согласились участники пресс-конференции, собравшиеся в ресторане «Горожанин», работающем на месте бывшей бани на тихой улочке имени 28-й армии – шуточное название, оставшееся от наивных советских времён. На роскошном ужине после похожей на встречу добрых знакомых пресс-конференции влиятельные журналисты солидаризовались с благотворителем.  Но хватит ли их влияния, чтобы перевести усердие собирателя в иной, более успешный ракурс покровителя искусства?

    Десяток депутатов сельсовета и обитатели Покровских хуторов и Рымбов уверены,  что отбились от самоуверенных горожан удобным с юридической точки зрения решением. Они считают, что в ином случае их права будут нарушены. Их и так ограничил заповедник «Белобережье Святослава», а тут ещё и любители природы с острым глазом, которые не только красоты пейзажей увидят, но и огрехи хозяйствования на косе рассмотрят.

     Конечно, успех Анатолия Дюмина в будущем Кинбурна придаст совсем иной оттенок его долгой и успешной в плане бизнеса жизни. Именно он скорректирует перекосы будущого  освоения очередного курортного ареала в области. А ведь это будущее пробирается в настоящее разными путями и с разной скоростью. Но позиция, памятная мне со слов уличной торговки: «Будем меньше гавкать, дольше простоим с торговлишкой своей» не верна в корне. К сожалению, лень и неблагодарность в союзе с недальновидностью ещё долго будут нам мешать и жить, и протискиваться в недалёкое уже наше будущее не самыми привлекательными чертами нашей провинции.

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов.
Точка зрения редакции times.com.ua может не совпадать с точкой зрения авторов блогов и комментариев к ним.
Редакция не отвечает за достоверность таких материалов, а портал выполняет исключительно роль носителя



Самые популярные блоги:


Выскажи свое мнение!

Игорь Иванников

Общественный активист

Блоги автора: