times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 5117

Дискредитация общественных инициатив. 2 часть

Дата публикации: 06.08.2015 13:52

                               

                     

  От трагического до смешного… путь пройден?

 

    Весь мир знает о необычайно эффективном  феномене украинской общественности.

 Сейчас военкоматы гоняют по делу и не по делу общественников с повестками. Куда попало и кому попало. Отставной полковник милиции Дмитрий Виноградов, с которым мне недавно пришлось перетаскать пару тонн капусты и морковки в подвал дома по улице Дмитриева № 12 для Заводской районной организации Союза инвалидов, возмущен небрежностью Заводского райвоенкомата при проведении мобилизации. Его и других ветеранов зря гоняли по домам призывников. Но в военкоматах по приказу министров из России при Януковиче уничтожили картотеку призывников. Теперь мобилизация проводится в тёмную…  По спискам избирателей.  Об этом не пишут в газетах. Военкомы знают, что это был преступный приказ. За его исполнение их могут и судить. Но стоит ли это делать???

    Да и на Донбассе воюют практически одни добровольцы. Насильно мобилизованные сразу перебегают к противнику. Но зрелы ли сами эти общественники-добровольцы? Вот записано большое интервью с Сергеем Зайцевым, офицером-инструктором батальона ДУК Правого Сектора. Хорошо знаю этого офицера, достойного всяческого уважения. Он безоговорочно поддерживает Дмитрия Яроша.

    Ранения на фронте не делают из раненного героя. Ранения делают мученика и только. Героя делает предусмотрительность. Опыт такого рода у Сергея есть. Он однажды покинул пикет под зданием управления припортового элеватора. Зайцев участвовал в пикете в качестве члена Общественного люстрационного совета. И когда он услышал, что общественники вовлечены в корпоративный конфликт и с трудовым коллективом элеватора или с его частью, а не только со смещённым  директором Бодюлой, он собрал своих активистов и увёл их оттуда.

     Но вот ветеран Правого сектора приехал с фронта в родной город. И по поводу печально известного спора в Мукачево он не сомневается: его боевые товарищи правы во всём. Ибо они держат фронт против России. Держат, спору нет. Они удивили Владимира Путина, который сам себя убедил, что украинцев нет в природе. А тут заново создали и сами вооружили какое-никакое войско. Но политику надо ответственно подходить к делу сохранения Украины, коль за неё пролилась кровь самого активиста. Близко общался с Сергеем после ранения и помню хрипы в его пробитых лёгких.

Мои уроки предусмотрительности пройдены достаточно давно.

   В 1992 году к Анатолию Кинаху, ставшему губернатором и при содействии тогдашней общественности, включая и старых руховцев,  двинулась толпа обиженных. Пришла и молодая беременная женщина с моей улицы с жалобой на прокурорскую семью, отнявшую у неё родную квартиру.  Первым делом надо было выяснить, имеет ли она законное право на брошенные две комнаты в жилкопе. Юная леди замялась при выяснении у неё этого вопроса и начала врать. А мне впервые  пришлось определяться: кто прав? Жалобщица или её обидчики. Депутаты такого не делают: они не встревают в споры своих избирателей. Проигрыш в обоих случаях их не устраивает: это потеря голосов на выборах.

   Но правозащитник не должен поддерживать первых обратившихся жалобщиков или своих сторонников, иначе он – не правозащитник, а ходатай по делам. Это иное занятие. Например, таким оказался вовлечённый в битву за припортовый элеватор юрист-общественник Чхайло, соперник люстратора Кондратюка. Много позже мне  пришлось более двух лет защищать группу членов ОСМД «Херсонское шоссе  38» совместно с общественником Максимом Невенчанным. А совместно с Маргаритой Лукьяновой – 9 обитателей дома № 67 по улице Лягина, где их атаковал Александр Рожок. Выбор правозащитника делается в пользу справедливости, а не близости к той или иной стороне конфликта.

     Зайцев занял иную позицию: бороться с контрабандой можно любым путём! Евросоюз не люблю, НАТО не приемлю. И его боевые соратники влезли в конфликт между мадьярами. Это очень сложный конфликт. Его силой оружия не решить. Городок Мункач не переделать в Мукачево, как украинцев и даже суржиков, как мы с Зайцевым, не сделать русскими. Размахивать саблей или гранатомётом глупо! Европа накажет! Мадьяры побегут с жалобами в Брюссель. И уже потеряна перспектива решения вопроса о безвизовом режиме.

А в Украине нет заводов даже для изготовления патронов – стрельба ведётся за счёт нераспроданного оружия времён СССР. Без поддержки Запада вести войну в Донбассе невозможно.

    В конфликте 1992 года на улице Защука много лет пришлось помогать «прокурорской» семье Мерцаловых отвоёвывать пару комнат выморочной квартиры. Выяснилось, что юная леди бросила отца. Его убили летом 1992 года на арбузном поле. Соседи прокуроры заняли пустующее жильё. Вместе с правозащитником Святославом Марченко через пять лет мать пятерых сыновей, бывшая ученица отца Вадима Мерикова из школы в посёлке Мешковка Людмила Мерцалова закрепила за собой квартиру окончательно!

Порядка двух лет ушло на суды с ОСМД по Херсонскому шоссе 38. А Рожок не смирился с тем, что нечистая сила занесла его в «нераспаёванный» по его выражению  двор. Проблема в том, что за 25 лет в Украине не создано правовое государство. Нахлёсты земельных участков у разных собственников, отсутствие европейского правила: «У каждого домовладения может быть только один владелец» приводят к многолетним соседским войнам. И знаменитые и очень шумные общественницы Сизая  с Подцыкиной вместо того, чтобы обратиться к народным депутатам с требованием принять давно назревшие законы о разделе земли во дворах таких домов, полезли защищать «своего» соратника и обличать в непомерных нарушениях всех жителей старого городского двора.

    И Сизая, и Зайцев декларируют приверженность идее нации. Но их незрелость делает их противниками этой самой нации. Вадим Дзугань, общественник из «Захиста людей праци», справедливо настаивает на неполной продуманности внешне вполне оправданных и справедливых  акций кружка общественников Янцена и Деревянко даже по очевидному конфликту – по застройке урочища «Маяк» около пляжа в Корабельном районе. Как быть после изъятия всех земель у незаконных владельцев? Как компенсировать добросовестным приобретателям их расходы на строительство? За чей счёт его сносить? За счёт бюджета? Как восстановить посадку сосен?

 Покрасоваться на заседании суда в Одессе бывшему депутату горсовета Сергею Исакову вместе с Еленой Подцыкиной, а затем оставить новому депутатскому корпусу, куда готовы вступить и сами Янцен с Деревянко в качестве депутатов горсовета, в наследство целый ворох проблем? Избирателям в октябре придётся излагать продуманную программу действий, их не устроит демонстрация мужества Подцыкиной, бросившей вызов всемогущей семье Вадатурских. Им нужен окончательный результат этой многомесячной войны, а не промежуточный.

   Всем это уже очевидно! Вот пример. Неблагодарные черниговские избиратели не зачли героическому Геннадию Корбану и его УкрОПу сопротивление Путину на созданной самим Корбаном линии обороны имени Коломойского. Им нужен не героизм, воля и решительность героев, а стабильный мир. Обыватель не видит в бойце своего представителя. Сколько угодно можно осуждать мещан из Чернигова и Николаева, но других избирателей  в октябре сего года сюда не завезут.

Не буду обличать подкупающих обывателей кандидатов в депутаты, явных нарушителей закона о выборах, но кто докажет рядовым избирателям, что наши общественники действуют в их интересах, коль они игнорируют элементарную справедливость в случае частных спорах одних горожан с другими.

   Недавняя  Маргарита Лукьянова неделю за неделей ходит вместе или порознь с семьёй Подцыкиных на приёмы в Областное управление МВД, а кроме этого, в горотдел ГАИ, посещает все РОВД, включая Варваровку и Корабельный район, контролируя приём посетителей лично. Часто ей приходится объяснять обывателям, что они зря пришли в милицию. Что это конфликт не милиции, а судебной перспективы, административный спор или уже давно пропущены все сроки обращения во властные кабинеты. Зная специфику работы, она бросилась защищать подполковника Романова, ибо этот  кандидат в мастера спорта по боксу такой же уязвимый горожанин, как и остальные, и так же может быть объектом беззаконной травли, как и рядовой пьянчуга из окрестностей Центрального рынка.

 

            Безответственность и неустойчивость НКО. Мемуары.

  

Крайне неудобной чертой общественных организаций (не коммерческих кредитных союзов или не льготных – типа упомянутых выше инвалидов, ветеранов, многодетных, чернобыльцев и афганцев) является их неустойчивость и кратковременная жизнь кружков. Из-за безответственности их лидеров власть предержащие чаще всего относятся к общественникам не лучше, чем к бомжам.

   Поскольку в 1972 году, когда родился один из фигурантов данного материала – Сергей Зайцев – мне пришлось жить в студенческой коммуне на даче в доме № 1  по улице Амундсена, в районе «Золотого берега» (16-я станция Большого Фонтана) в Одессе. Это позволяет мне  поделиться многолетними наблюдениями за жизнью политизированных кружков, составляющих ядро общественных организаций. Могу сопоставить два кружка на историческом факультете в это время. Кружок Добролюбского, Ковбасюка, Михненко и Смирнова дал Украине одного профессора и двух доцентов. Николаевец Игорь Смирнов воспитал сына Александра, который не только раскапывал урочище «Дикий Сад», но и воевал с российскими войсками, был ранен, награждён медалью…

    Мой кружок дал России ведущего политтехнолога Глеба Павловского, а Украине дал  редактора газеты «Порты Украины» Константина Ильницкого, писателя Вячеслава Килесу и Аз грешного. А все эти кружки действовали от года до трёх лет и не более. В 1991 году мне пришлось использовать опыт правозащиты в рабочем посёлке Ялты (с мая 1990 года) на другом фонтане – в микрорайоне «Сухой Фонтан». Созданный там Комитет Самоуправления (по закону СССР и УССР от 1990 года) просуществовал 16 лет. Затем после капитуляции дважды избранной в наш горсовет его председательницы Галины Каспер (Гречко) под давлением политиканов тогдашнего губернатора Гаркуши ещё пять лет боролись за её наследство два её преемника. После чего Комитет Самоорганизации прекратил свою деятельность. И это был долгожитель на фоне организаций однодневок. Он просуществовал почти 20 лет.

    Масса других организаций за три-четыре года теряет свой состав и сокращается в численности до нескольких активистов. Так весной этого года мне полтора месяца пришлось выслушивать от ветерана женской ассоциации «ДАНА», созданной в октябре 1995 года на моих глазах, Елены Борщ массу невразумительных жалоб на одну из учредительниц этой гендерной общественной организации, некогда насчитывающей почти две сотни членов. Когда беседуешь с активистами ополчения, настроенными весьма агрессивно, то вспоминается ранний Рух с его едва ли не ежеквартальной сменой председателей: Грасевич, Рукавишников, Гаврилишин, Головченко, наконец, Диденко… (1988-1992 годы) и всё. А смена тусовок с громкими наименованиями партийных организаций   типа ПДВУ, НДП, СДПУ(О), партия Регионов…  А тот трагический факт, что почти никто из активистов Майдана 2004-2005 годов не стал ездить на Майдан 2013-2014 годов,   очень настораживает меня и других моих единомышленников.

    Любопытный посетитель может задать вопрос: «А как с этим делом было в Европе?». Как историк приведу европейский пример. Прекрасная Франция. Великая революция. Террор. Директория. Империя Наполеона. Реставрация. (1788-1830 годы). В семье южанина из Лангедока, депутата Конвента, близкого к жирондистам, родился сын Огюст. Он стал самым известным революционером того столетия. Огюст Бланки прожил восемь десятков лет. Почти полвека сидел в неприступных островных крепостях. Цель его долгой жизни – установление на своей родине Республики. Ему долго не везло. Едва с его посильной помощью в 1830 году свергли Бурбонов, как трон занял король-банкир из династии Орлеанов, его сменил в 1852 племянник Наполеона Бонапарта. А потом Коммуна и борьба против претендентов из этих династий.

     Бланки создал идеальную подпольную конспиративную организацию – Общество Времён года – её копировали в России народники. По его рецептам победили большевики. Эта организация была вооружена и обучена. ОБланки раз за разом восстанавливал революционный потенциал своего народа. И только за пару лет до смерти он увидел, что пусть и не социальная, но правовая республика восторжествовала во всей Франции в 1882 году. И он умер с сознанием, что жизнь его не была бесплодной.

    Ничего подобного Украина не знала никогда. Её пророки…  Болгарин Драгоманов вернулся на родину предков в Софию. Русский Дмитрий Донцов удрал в США. Винниченко тихо доживал свой век на юге прекрасной Франции. Скрыпник покончил с собой в Харькове. Черновил убит. Лукьяненко изредка что-то говорит на митингах. Хмара ушёл в тень. Кравчук напыщенно умничает на телепередачах. О скороспелом Яроше пока что трудно сказать нечто-то определённое. Но впечатления вернувшегося в Закарпатье татарина Москаля в качестве губернатора свидетельствуют не только о незрелости Правого Сектора, как организации, но и о предвзятости лидера этой более или менее сплочённой национальной военизированной организации. Об ОУН и УПА не пишу ничего, ибо не ясно, как квалифицировать это вызревшее в межвоенной Польше движение. Сами поляки едва получили в подарок от Антанты державу, как снова взялись за прежнее занятие – борьбу со схизматиками или украинцами вообще. И завели пружину, которая разжималась уже после Второй мировой войны не в руках Бандеры, а в руках Шухевича.

    Депутаты горсовета – это тоже общественники, но им предоставлены полномочия державы. Они не заменимы в современной Украине. Их труд понятых и ходатаев за общину города востребован и лишен конкуренции. Если правозащитник терпит неудачу, капризничает и отталкивает обратившегося к нему жалобщика, то его начинают избегать. Ему становится скучно. И он покидает общественное поприще без всякого позора, не считая потерянного времени и ущерба своему кошельку.

   Но депутату грозит суд, если его задержат на мошенническом вымогательстве – неизбежном из-за отсутствия оплаты его нелёгкого  и затратного труда. И поражение на выборах, если он не уклонится от них, или не швырнёт мандат депутата на стол председателя горсовета. Выбывшему депутату светят одни неприятности. От него хотя бы остаётся память в школах и детских садах или в умах его бывших избирателей. Хотя и сейчас честное распределение бюджетного фонда на округ в 9 тысяч избирателей встречает дикое сопротивление обречённых на ликвидацию менее, чем через год ЖКП – например, того же «Пивдня».  Обычных общественников, особенно бескорыстных, забывают, как дурачков. А корыстных ругают, как «решал», хотя их главный мотив – реализовать себя!

      Вступая на зыбкую тропу общественника, стоит осознавать все подводные камни этого занятия. Может быть, легче оформить биометрический паспорт и выучить три языка, чтобы покинуть свой город? Мир велик. Но если ничего не умеешь и идёшь в общественники, то будет полезно посмотреть на себя в зеркало после каждого плевка в лицо разочарованного горожанина или невольного соперника. И подумать: А стоит ли идти дальше этим путём?

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов.
Точка зрения редакции times.com.ua может не совпадать с точкой зрения авторов блогов и комментариев к ним.
Редакция не отвечает за достоверность таких материалов, а портал выполняет исключительно роль носителя



Самые популярные блоги:


Выскажи свое мнение!

Игорь Иванников

Общественный активист

Блоги автора: