times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 4994

Три этюда о минувших выборах

Дата публикации: 02.06.2014 16:15

                                 Прощай административный ресурс?  Или что его заменит на арене избирательного процесса?

  Как изучить особенности проверки на прочность граждан Николаева после второго Майдана? Их опрашивать? Стоит ли? Они не говорят правды или не имеют ясного мнения по этому вопросу. Не лучше ли встать в их ряды в составе участковой избирательной комиссии? Особенно такой, что составлена с бору по сосенке – из горожан, которые никогда до этого друг друга не видели и не знали. И потом никогда не встретятся. Так что им в ходе трёх недель приходилось приспосабливаться к каждому из незнакомых людей. Ненадолго.

  Мне не совсем повезло в плане чистоты эксперимента. Председательницу комиссии знал с 1998 года, когда эта коммунистка вошла в число наблюдателей над выборами в качестве представителя городского клуба избирателей и Комитета избирателей Украины, оплачивавшего её работу. Но к 2014 году эта 63-летняя женщина давно уже больше не была поклонницей Натальи Витренко, а только от имени кандидатки Ольги Богомолец была назначена председателем участковой избирательной комиссии.

   Поскольку эта комиссия не допустила никаких нарушений, которые могли бы существенно повлиять на результаты подсчёта голосов, в моей публикации не будут названы пофамильно её персонажи. В конце концов, не их вина, что законодатель поспешно изменил правила игры ради ускоренной демократизации избирательного процесса. Но население оказалось заведомо не готовым к этой демократизации. Это уже описал потомственный борец с несправедливостью журналист Интернет-портала «Преступности нет» Андрей Лохматов. Здесь эта тема будет рассмотрена в ином ракурсе.

  Итак, с опозданием на 5 дней комиссия в средней школе начала работу с получения списка избирателей, чтобы сделать первый и весьма трудоёмкий шаг – разнести приглашения на голосование. Кто-то может удивиться – сильное дело – за пару прогулок можно разнести эти клочки бумаги. Как бы не так!

  Прежде всего, хочу отметить, что при всём весьма положительном отношении населения наших жилкопов (там проживают коренные николаевцы) к данным выборам – и президента, и мэра – проблемы перед разносчиками приглашений стоят серьёзные. Самые минимальные препятствия – это запертые ворота и опасения, что разносчик – это контролёр Облэнерго, Николаевводоканала или Николаевгаза. От контролёров прячутся все. Советую сразу кричать, что это выборы, а не энергонадзор. Лестницы в домах бывшего жилкопа крутые – лететь с них опасно для здоровья, если по ошибке с них спустят персонажа, заподозренного в желании оштрафовать обнищавшего жильца.

   Но пускай избиратель найден. Ему вручается приглашение, но он заявляет, что голосовать он не намерен. Рядом лежит приглашение давно умершему избирателю. Или уехавшей в Италию избирательнице. Или недавно продавшему квартиру обитателю жилкопа. Примерно треть избирателей отсутствует, на их местообитании проживают квартиранты, покупатели делают традиционный ремонт, просто заброшенное жильё, наконец, развалины. На участок являются один за другим избиратели, которых нет в списках, хотя они обитают в жилкопе с 80-х годов прошлого столетия. Это что? Вредительство или патологическая лень девочек из службы районного Госреестра?

   Сами девочки признают, что реестр избирателей составлен в 2009 году. А если честно признаться, то и в 2003 году. Неужели так сложно пойти в паспортный стол и сверить хотя бы регистрацию, сиречь, прописку? Трудно, ибо лень и безответственность в крови наших сограждан. Да что там девочки, по протекции своих важных родителей, просочившиеся на синекуру в Госреестре избирателей?!?

   Возьмём красавицу Ирину Аркадьевну Косякову, не первый год занимающую пост председательницы Территориальной избирательной комиссии при горисполкоме. Безвластие совсем развратило эту публику. Они не удосужились даже отпечатать и раздать на участки для голосования плакаты с 19 претендентами на пост временного или внеочередного мэра Николаева. Хотя это можно было сделать, исходя из листовок самих кандидатов.  В разгар голосования явилась пьяная дама ростом 1,87 метра и весом в сотню килограмм,  и очень своевременно возмутилась, почему о кандидатах в мэры нет никакой информации, кроме надоевших этой даме бальзаковского возраста фамилий претендентов. Почему о юном Александре Сенкевиче нет ни его габаритов, ни жизнеописания.

   И много часов после её шумного ухода с участка в спортзале она мутила народ в окрестности этой старой школы. И не один избиратель пошёл другой дорогой из-за безответственности мадам Косяковой. Но что Косякова??? Посещение обновлённой ОИК округа № 129 с её тоже кое-как набранной по составу комиссией, и одинокого чиновника в районной Администрации подтвердило, что к выборам они все не готовы. Всё было оставлено на попечение участковых избирательных комиссий, укомплектованных почти исключительно слабым в прямом смысле этого слова полом. Забегая вперёд, хочу высказать подозрение, что прекрасные (и не очень) представительницы этого пола во всю использовали незнание временными соратниками и соратницами их прежней подноготной биографии. Они хамили, иногда дрались и обворовывали друг друга, едва оказывались в более удобной обстановке.

   Несколько лучше дело было поставлено в Ленинском районе. Мой старший товарищ по необходимости в наши преклонные годы встать в участковую комиссию – основатель в 1989 году местного «Мемориала» - Зайцев рассказал, что из тоже 13 членов комиссии было 6 мужчин. Никто не манкировал работой, как одна дама от КПУ у нас, которая либо выдавала списки: четыре подписи и два крестика – либо размеренно прохаживалась вдоль столов туда и обратно.

    Перейду к описанию этапа дежурства членов комиссий на участке счастливо совмещённого для меня лично со сборкой урн для приёма бюллетеней. И апофеоз всего – сборка кабинок для голосования. Так у нас спокон веков обеспечивается тайна выбора избирателей. Замечу, что до этого эти этапы проходили незаметно. Их обеспечивал трудовой коллектив учреждения, обречённого на роль объекта трудовой повинности в дни выборов. Но, не то было в мае 2014 года!

   Киевские фантазёры решили, что главный источник Административного ресурса – это рабы-бюджетники. Они, больше, чем взрыва газа, модного в Николаеве, боятся властей. Их надо устранить из избирательного процесса. Пора заменить их на совершенно случайно подобранных так называемыми штабами горожан. Замечу, что огромная роль считающих голоса сограждан членов избирательных комиссий позволяет реально считать выборы в Украине двухстепенными. От воли избиркома может зависеть исход голосования. Чтобы этого не было, нужно собрать случайных людей, тогда они не смогут сговориться.

   Но в этом случае монтаж урн и сборку кабинок лучше поручить кому? А надо провести тендер. А где тендер, там хищения – по определению. С урнами проще. Мною было собрано 4, ещё один представитель сильного пола собрал 2. А вот кабинки один мужчина не соберёт. Дрова с гвоздями на него свалятся! И как тут быть, если мой напарник работает на частника, который его раньше 17.15 не отпустит. А только позже!

   Деньги по тендеру поступили в пятницу утром. А до этого мой голос осип от брани с Окружной комиссией (по телефону), а председательница с тихой покорностью выслушивала враньё  в ОИК на улице Инженерная № 1. Едва поступили деньги, на участке появился поджарый мужик лет за 50  с молотком и маленькой упаковкой гвоздей. Не спешите облегчённо вздыхать, уважаемые посетители блога, он только осмотрелся и прикинул рейки к гвоздям. Через час – полтора он привёз двоих мальчиков около 18 лет, вооружённых вертушкой для шурупов и даже степлером для тряпки, оборачиваемой вокруг этажерки для тайного голосования.

   Больше ничего у мальчишек не было. Молоток им не доверили. Плоскогубцы – тоже. Ткань дали вместе с рисунком, который они не поняли. Но молоток, плоскогубцы (украинские гвозди при забивании надо держать – они гнутся – проволока украинская, а не советская – ОТК нет давно), клещи были мои. Ребята впервые в жизни за 156 гривень сбивали этажерку с полочками для крестиков в бюллетенях.

   Видели бы Вы эти кабинки!!! Их снимали юные тележурналисты из ТАК-ТВ! Избиратели не верили, что такие участки есть в природе!

Туда мог влезть только энтузиаст волеизъявления (читайте: волеизлияния). К счастью, избиратели шли с такими серьёзными выражениями на лицах, что казались участниками древнего мантического ритуала – гадания на внутренностях баранов или по полёту птиц перед началом (концом) очередной войны в Древнем Риме. Уродливой конструкции, готовой прибить их гвоздями, вбитыми под моим чутким руководством, они как бы не замечали! Мантика – это мистическое вопрошание воли богов через ритуал гадания. Часто они заменяли выборы вечем, тингом или форумом (дословно это слово на латинском языке значит «базар»).

   Забегая вперёд, замечу, что мальчики побрели работать в соседнюю школу, а деньги на разборку конструкции ОИК в лице Юрия Великого, по-видимому, зажилила. И не только на это! Бедная наивная коммунистка почти всё покупала за свой счёт. Бумагу, клей, ножницы более пронырливые члены комиссии тащили у неё прямо из-под рук. Сам купил скотч, его остаток изъял, едва закончил паковать мешки. Иначе бы и его упёрли. Вспомнил Астольфа, маркиза де Кюстина, проехавшего от Петербурга до Нижнего Новгорода и обнаружившего, что в абсолютной монархии позапрошлого столетия крадут абсолютно все!

  Но не пойман – не вор. Это не о хватательных рефлексах       рядовых членов комиссии. Это о тендере и его жертвах – обо мне, моей старой знакомой председательнице УИК, но главное: о завхозе и трудовике несчастной школы среди жилкопов. Кто забыл, что такое жилищный кооператив, пусть ещё раз перечитает Михаилов Зощенко и Булгакова. Жилкопами после национализации жилья в 1918 году и его же денационализации в 1921 году стали дома на три и более жильца с выделенным из них управдомом. Никаких тогда ОСМД не было. Ни склок, ни ссор – участковый и управдом – вся власть до копейки. Потом появились ЖЭКи, паспортистки, квартальные комитеты из домкомов и прочая нечисть.

  Трудовик и завхоз в «оконцовке» и тащили на склад и дрова, и осколки урн.

   Далее после урн и кабинок пошло голосование – на дому и на участке. На дому 23 калеки или старухи, а на участке 734 из 1,5 тысячи избирателей. На деле 734 из от силы 900. Спасибо ещё одному мужчине в комиссии – он возил нас на машине. Хочу отметить, что если бы не энтузиазм членов комиссии, то голосование не удалось бы провести безболезненно. Но заразившиеся от избирателей мыслью о торжественном времени, даже наши несовершенные сограждане умело, вежливо и тактично организовали голосование и на дому, и на участке.

  Едва оно окончилось, как из режима героизма члены комиссии перешли в режим экономии сил. И своего здоровья. Отчего? Начну с того, что 63-летняя председательница – честная и исполнительная в силу пережитой ею в прошлом личной трагедии оказалась совершенно не способной к делу распорядительницей. И власть в комиссии без всякого голосования была захвачена менее зрелой дамой – представлявшей штаб Сергея Тигипко. Подавляющее число членов комиссии и сама председатель не возражали или бурно поддержали переворот.

   Если бы не это, то часть из 13 номинальных членов комиссии удрала бы намного раньше, чем им бы выписали по 278 гривень 50 копеек суточных. Это на заметку будущему нормировщику труда по проведению выборов силами случайно подобранных безработных или пенсионеров. Если бы не надежда, что победа Петра Порошенко несколько стабилизирует ситуацию в стране, за такие огромные деньги никто бы не пошёл работать не то, что три недели, но и даже три дня. Но думаю, что шаровики из Кабмина ещё раз пройдут по проторенному пути.

   Почему здесь такое внимание уделяется частному эпизоду замены непригодного председателя комиссии на самовольно занявшего её место члена этой комиссии? Да, потому, что все члены комиссии принимают присягу в своём амплуа, иначе их нельзя привлечь к ответственности за фальсификацию выборов. Они – не профессиональные политики или политтехнологи, как пишущий эти строки автор. Им ни к чему репутация. Чаще всего они больше никогда не войдут в состав комиссии.

   Это не члены трудового коллектива школы, клуба, института или иного учреждения, которые сами будут следить за порядком, сами будут или не будут подтасовывать подсчёт голосов избирателей. Не будут тащить из-под носа друг у друга клей и бумагу, купленные в счёт будущей зарплаты. Это всецело случайные персонажи, которые расстанутся через пару суток после бессонной ночи и едва ли встретятся вновь.

    А именно от их временного доверия друг к другу, а не лживой или показной «партийности» зависит работа всех остальных участников предвыборной гонки – самих кандидатов, их штабов, пиарщиков, нанятых журналистов, агитаторов и пропагандистов, наконец, рядовых избирателей, объектов воздействия этих персонажей. Ведь искажение результатов волеизъявления начинается во время сортировки бюллетеней. Достаточно читчику или, в данном случае читчице, пометок в бюллетене договориться с парой членов комиссии, накапливающих стопку за ведущих фаворитов избирательной погони за победой, как возникнет коалиция, подменяющая массу проголосовавших на участке избирателей. Из одной стопки бюллетени перекочуют в другую.

  Именно так произошло в Киеве на Печерске, где возник конфликт между двумя выходцами из УДАРа – Диденко и Доброскоком. Суд постановил: вскрыть мешки и пересчитать бюллетени. Это не Януковича или его нардепов избирать – и потом месяц мешки вскрывать и корректировать их содержимое. Но люди наши однотипны. И могут даже помочь одному кандидату поделиться голосами с другим. Так было в Николаеве в 2006 году. Такое могло иметь место и в 2014 году. Впрочем, может, это было не более, чем хвастовством?

   Неправду можно разрушить, если за спиной читчика поставить наблюдателя, дублирующего просмотр пометок. Или надо ввести случайные пересчёты содержимого пакетов каждого участка выборочно. Но тогда процесс оглашения результатов выборов затянется надолго. Ещё раз акцентирую внимание заказчиков. Не надо каруселей, подкупов и прочей дорогостоящей тягомотины. Достаточно внутри каждой комиссии сформировать коалицию и нейтрализовать избирателей-наблюдателей. Можно ли это проделать? Запросто!

   Мадам от Тигипко настроила всех на быстрейший подсчёт. Кому из десятка наблюдателей улыбалось бодрствовать до тех пор, пока все бюллетени из урн для голосования перейдут в 40 стопок на столе у 13 членов комиссии? Поэтому эта шустрая и опытная за 12 лет председательства в прошлом дама усадила и наблюдателей считать бюллетени. Для большего доверия она сама отвергла один бюллетень с отметкой в пользу Тигипко, где эта отметка не размещалась в квадратике против его фамилии.

   Наблюдатели, не приносившие никакой присяги, не отвечающие за результат подсчёта и не проверяющие отметок в бюллетене, с увлечением следили, как тает кучка «президентов» и «мэров». Им было уже не до выполнения своих основных обязанностей. Все были довольны. Похватали копии протоколов подсчёта голосов и пошли спать. Но увлечённая властью дама не точно подсчитала итоги голосования. Это обнаружили бдительные слуги народа при проверке протоколов в ОИК округа № 129.

   А что делал автор этих заметок? Он был сослан разбирать урны и мухлёвкам не препятствовал. Из исследовательского интереса не мешал, чтобы до конца пронаблюдать процесс неявного переизбрания иного председателя комиссии, чем та, которую назначили в ОИК согласно нежизнеспособному закону о выборах (президента Украины). Вместо сдачи в три часа ночи, протокол был сдан в 10 часов утра. Членов комиссии, и не думавших ждать возвращения с драки за очерёдность сдачи на Инженерной № 1 в Администрации Центрального района тройки сдатчиков, вытащили из постели. Они переподписали протоколы. За тех, кто не приехал, расписались сами. И всё было в ажуре. Гранатуров стал мэром, а Порошенко – президентом Украины. Перевес был таким, что никакой Тигипко ни на что уже не повлиял!

   Но это сейчас! А как будет в случае открытых списков и близости уровня доверия к кандидатам в депутаты, отличающимся часто на сотню и менее того голосов? А в таком случае даже десяток положенных не в ту стопку бюллетеней может решить судьбу выборов на данном округе в ту или иную сторону. Собственно говоря, именно ради чистоты эксперимента мне и пришлось потворствовать нарушению закона в ночь с 25 на 26 мая сего года. Иначе мне было не выявить пути дальнейшей порчи неустоявшейся демократии града Святого Николая, чьи избиратели с 1989 привыкли к свободному выбору своих правителей и к конечному сроку их полномочий. Украина – не Россия! Тут Вам управляемой (лживой) демократией и не пахнет. А вот охлократией сейчас воняет вовсю!

 

                     Кто глупее: избиратели или кандидаты?

   Если судить по николаевским кандидатам в городские головы, то кандидаты намного глупее избирателей. Если же к их списку добавить и таких новичков гонки на приз в виде президентства, как Тягнибок и Ярош, то картина станет ещё хуже. Посмотрите: Куйбеда, Клименко, Симоненко, Цушко, а до них Королевская, Царёв и прочая и прочая снимают свои претензии на главный пост в Украине. А что делают Евгения (Ивановна) Матейчук? Её коллега и недоброжелатель Демид (Александрович) Губский? Да и апофеоз марнотратства Юрий Антощенко? Они упорно испытывают судьбу. Препятствуя устранению будущего своего главного соперника – секретаря горсовета Юрия Гранатурова.

  Антощенко, не нашедший внутри себя сил явиться на инаугурацию Гранатурова, может служить образцом превосходства избирателя над кандидатом. Выброшенные им на бигморды, листовки, газетёнки, раскрашенные автобусы два миллиона гривень – это блеск нищеты марнотратства. С самого начала было ясно, что изумительный талант этого менеджера с Нового Водопоя не будет по достоинству оценён горожанами.

   Матейчук явилась на заседание пресс-клуба к ведущему Глебу Головченко не как политик, упорствующий в неверно принятом решении. А как победитель внутри собственного (богатого, скудного – нужное подчеркнуть!) духовного мира. Глеб чуть растерялся. А потом стал воспитывать самоуверенную леди из-под Березанки. К нему присоединился и Олег Найда, чьё амплуа – игнорировать правила хорошего тона – было превзойдено Евгенией в её 24 года. Но Жене как с гусыни вода.

  И Губский, и Найда, и Матейчук, и Соколик отбирали голоса Сергея Исакова, самого перспективного соперника Юрия Гранатурова, даже не думая и слыхом не слыхивав, о его свите и протекторах. Эти кандидаты не желали, да и не умели учитывать мнение горожан и реальную расстановку политических сил в Николаеве. Они сражались с остальными. Как дон Кихот.

   Никто из претендентов на пост городского головы и не думал сниматься в пользу единого кандидата от участников местного Майдана. Им не было дела по большому счёту до горожан – их манила перспектива стать депутатами горсовета в близком будущем. Судьба другой Жени – Евгении Бондаренко – им ничего не нашёптывала. А ведь семеро смелых на Антимайдане – достаточно очевидная пародия на апологетов Майдана. За исключением, может быть, Александра Янцена.  Который таки оставил след в истории родного города. Однако…

   Однако, каков этот след? Вот Юрий Юрин сорганизовал очередной родительский форум против наркомании и детского пьянства. Много учителей, психологов, завучей и родителей в заблуждении явились на этот форум. Среди ораторов там был и герой Николаева Янцен. Народ его не знал. Почтения к нему не испытывал. И когда этот отец 4-х детей пообещал обучить плаванию в Ингуле всех торговцев алкоголем и курительными смесями, слушатели этим были откровенно возмущены. Даже уважающий Янцена Юрин вынужден был его остановить. Звёздная болезнь тоже затронула сознание самого заслуженного из местных героев Майдана.

   Теперь герой ссорится с Диденко и Тросиненко. Мечтает о походе в горсовет. Решительность при драке с Царёвым или разгон сторонников Дмитрия Никонова – это не способность высиживать нудные сессии горсовета и пробивать стены продажных судов. Но место Янцена в истории Николаева, как и его предков – протестантов из Нидерландов, останется за ним навсегда!

   Обыватель же откровенно этих героев боится. Едва ожидающие Первой марки трамвая на остановке «Потёмкинская» напротив Центрального райсуда узрели флаги Правого сектора и маски на головке мальчугана, державшего этот флажок, как сердца их охватила нешуточная тревога. И только узрев среди пикетчиков знакомого им Александра Фомицкого, риэлтора, и правозащитника Святослава Марченко эти пассажиры успокоились. И даже одобрили пикетирование наглого судьи Тишко, прославившегося своими неправосудными решениями на весь город – одессит откровенно презирает местную публику и игнорирует нормы законов. Его папа в Киеве его всегда защитит. Пока!

   Но поклонники Майдана считают ниже своего достоинства приспосабливаться к взглядам и убеждениям жертв зомбоящика. А зря. Не  все из них идиоты. Несомненная победа Юрия Гранатурова на выборах временного городского головы демонстрирует умение обывателя из Николаева мыслить рационально – с их точки зрения. Заметьте – не сработали некогда надёжные факторы – антисемитизм и вера в Ленина.

   Гранатуров – это выбор тех, кто голосовал за Добкина, Тигипко, Рабиновича, и только изредка за Порошенко. Спор между Капительман (Так обзывают Юлию Тимошенко антисемиты) и Вальцманом (так они же честят Порошенко) не произвёл впечатления на массу местных избирателей. Так же Гранатурову, да и Исакову не поставили в упрёк снос памятника Ленину. А ведь Гранатуров мог бы его кое-как восстановить на прежнем постаменте накануне выборов. Но не стал рисковать. И не ошибся.

   Почему же отступили антисемиты? Их мало, но они очень крикливы, и назойливы. Дело в том, что практически полное отсутствие таких симбионтов украинцев, как евреи, (несколько тысяч стариков, которых опекает Михаил Гольденберг, и остатки их внуков – не в счёт), стало ощущаться как недостаток. На население произвело огромное впечатление так называемая «Линия Коломойского» (по примеру линии Маннергейма и линии Мажино). Пример так называемого олигарха – смешливого матерщиника – сумевшего взяться за защиту нажитого неправедными трудами (но таки нажитого), да и рьяных одесситов, как их не клянёт часть россиян, не пожелавших попасть в пасть к Владимиру Путину, очаровал южан Северного Причерноморья.

   Если бы не стойкость и решимость Игоря Валериевича, не изворотливость метиса Арсения Яценюка и ум такого же метиса Порошенко, Николаевщина стала бы ареной такого же махновского  бытия, как и Юзовка и та часть Екатеринославской губернии, что составляет основу Донбасса. И не в деньгах дело. Их в Женеве у Коломойского хватает, он мог бы давно уехать в Румынию.  Приняли бы с распростёртыми объятьями. Но он взял себя в руки, поднанял Яроша – отнюдь не антисемита – и повёл войска на Реконкисту Донбасса.

   Среди коренных украинцев пока никого равного им не нашлось. Без Коломойского, ни армянин Аваков, ни украинец Ярош не смогли бы ответить Можаеву и Гиркину с чеченцами Кадырова. Пусть Коломойский и интендант, и канцелярист в духе маршала Даву. Но он хороший интендант!

  Опасение избирателей партии Регионов любых изменений. Консерватизм 50 тысяч избирателей, умеренность 27 тысяч избирателей Жолобецкого и радикализм 41 тысячи избирателей Исакова – вот портрет активного николаевского избирателя в интерьере опустевшего пьедестала на площади Ленина. Пока площади Ленина!

    Что касается памятника Ленину, то малое число голосов, отданных за честного коммуниста Сергея Пучкова, и тот мизер, что выпал на долю Никонова, вполне точно характеризуют тот факт, что сторонников сноса памятника Ленину больше, чем сторонников его сохранения на прежнем месте. И отказ от его восстановления не помешал бывшим избирателям партии Регионов поддержать своего кандидата. А он для них по-прежнему свой!

   Как и он, они – трусы, склонные бросить ненужных мужчин. Мне при обносе с переносной урной избирателей участка встретились мать и дочь. Матери было 102 года, дочери 86. Дочь остроумно заметила: «Я верила двум мужчинам – мужу и Януковичу. Оба меня бросили. И тот и другой удрали в Крым с другой женщиной. Мужа я прощала, и пускала его к детям. А этого не прощу». Гранатуров вышел из этой партии, но Николаев не бросил.

   Если бы не Жолобецкий, то не быть бы Юрию Исаевичу мэром. И он бы не способствовал бы своей победой посрамлению местных антисемитов. Но о Сан Саныче позже. А пока о неизбывной неприязни местных избирателей к Юле Тимошенко.

     Странная ненависть – не правда ли? Но очень стойкая. И дело не в зависти к удачливой расхитительнице, не в отсутствии сопереживания к страдалице. Люди чувствуют нацеленность этой зрелой дамы преимущественно на месть. Они сами склонны к такому поведению, но осуждают его у избранника. Великий политик должен быть великодушен. А эта неискренность и мелочность отталкивает избирателей от «богини».

  Хуже другое. Снова и снова избиратели не могут преодолеть детское ожидание чуда от президента. Они не хотят видеть, что за Вальцманом – Порошенко практически никого нет. За Юлей-Капительман есть, точнее, была какая-то группа соратников, а ему команду надо собирать на ходу. В Николаеве среди депутатской группы Клюса его более или менее долго знает только депутат Еропунов. Николай Леонтьевич сидел вместе с будущим президентом в политсовете партии ОСДПУ(О) Виктора Медведчука до 2001 года. Там Порошенко был недолго.

   К группе тяготеет уже 31 депутат, но входит в неё 21 народный избранник. Однако усердие депутатов Еропунова, Карцева (младшего) и Клюса по сплочению фракции – это необходимое, но не достаточное условие для подготовки почвы для режима Порошенко в Николаеве. Свидетельство о регистрации партии «Солидарность» в Николаеве – в руках у ветерана «Нашей Украины» и бывшего поклонника Александра Садыкова – главы Союза юристов Максима Коваля. А фракция без партии – как Крым без воды из Днепра.

   Тут определённую помощь мог бы принести и такой кандидат, как Владислав Ентин, точнее куратор его штаба Сергей Барыбин. Форсированная сборка парторганизации из осколков распавшихся партий, включая угасшую «Нашу Украину» и ВО «Центр» могла бы подставить плечо под работу депутатской группы. Иначе сильные люди из партии Регионов войдут в фазу решения вопроса о занятии места секретаря горсовета, освободившееся после избрания Гранатурова городским головой. А там глядишь, секретаря выберут и мэра потеснить можно.

  Да, что там борьба за пост секретаря горсовета? Если верить Петру Порошенко, то надо готовиться распустить подобную разлагающемуся ещё живому больному проказой Верховную Раду с 70 давно покинувшими её депутатами. А избирать её как? Кто будет готовить там коалицию? Подбирать мажоритарщиков по округам? Мериков? Опять Круглов? Или новый губернатор, сменяющий Николая Романчука? Тот же Пацкан? Или местные лидеры УДАРа? Макаряны и Женя Шевченко? А как покажет себя вновь избранный мэр Киева? Да и Администрация Петра Порошенко?

   А не лучше ли сначала подновить Конституцию? Имплементировать её на референдуме по народной инициативе, что не удалось в 2000 году директору парламента (и бывшему заведующему овощебазой) Александру Волкову, а в 2006 году Виктору Медведчуку, чья тогдашняя политическая сила собрала 2 миллиона подписей. Но депутаты даже не рассмотрели их. Как знали, что мало какие из них были подлинными. Но теперь можно вывести 34 депутата УДАРа из Рады, а тут и референдум протолкнуть в междуцарствие. Если удастся?

  Но кто будет формировать инициативную группу по сбору 153 тысяч подписей по области? Как её нелёгкая работа будет оплачиваться и кем? Кто будет её координировать? Не Волков же с Медведчуком? Эта халтурка не всем по зубам. Да и не похожа она на необременительную халтурку. А если снова провал, спешные выборы или замещение мест в потрёпанной Верховной Раде? Кто эти метания вынесет после скоротечных, как чахотка, прошедших выборов?

 

                                  Парадокс Исакова.

   Юбиляр 60-ти лет пока не провёл очередной пресс-конференции после 4-го поражения на выборах – третья попытка стать городским головой, точнее ступенькой к этому посту для своих боевых соратников. Впереди ещё может быть вторая попытка стать народным депутатом по округу, который бесплодно занял Артём Ильюк. Согласитесь, уважаемые посетители блога, нечто в этом ненормальное есть. Ну, не Иванюченко же недавний директор завода «Лиман», а Сергей Исаков – птица высокого полёта.

  И кампании это имеют солидный побочный результат. Объективно выглядевший, как демократ времён «перестройки» и выборов 1989 года, Сергей Михайлович стал примером чистой оппозиции. Так и хочется сравнить его с основателем партии радикалов во Франции (это не Олег Ляшко) Джанбаттиста Гамбетта с его фразой: «Лучше провести 6 месяцев в правительстве, чем 6 лет в героической оппозиции». Потом ему приписали новое политическое понятие – оппортунизм.

   Но Исаков уже 8, а не 6 лет в политике. Он отметился участием в сносе Ленина – бронзового 1957 года изготовления – скорее всего, случайно. Безоговорочной поддержкой Александра Янцена.  Это не Анатолий Богданович, что шёл на каждые выборы с 1990-го года. Да, и, кроме исков по земельным паям, об этом провинциальном политике и правозащитнике и вспомнить не о чём. Не то Сергей Исаков – русский и русскоязычный – он больше сделал для местной демократии, чем все участники избирательного штаба Виктора Лисицкого с 1989 вместе взятые.

   Почему же он после этого поражения не подведёт итоги гласно и ясно? В чём его загадка? Придётся приоткрыть завесу над этим явлением, включая участь этого бывшего ученика и моей 25-й школы. На самом деле этот случай важен для понимания современного общества.

   Как в мозге нет раздела для контроля за состоянием самого мозга, а не сердца или кишечника, так и в общении человека нет ясности, кто ему кто? Кто ему враг, можно выяснить, а вот  кто ему друг, покровитель, деловой партнёр или хозяин – сейчас выяснить не просто. Хотя со стороны это можно усмотреть – толку не будет. Наш герой этому не поверит.

   Некогда эту задачу успешно решил Сосо Джугашвили. И он стал Иосифом Сталиным. Иосиф Виссарионович не умел так ловко и быстро соображать, как Лейба Бронштейн или Лев Троцкий. Он не умел предвидеть на годы вперёд, как Владимир Ульянов с его идеей диктатуры, как порождения восстания низов и предвидения революции в Германии, которая избавила его от похабного Брестского мира.

   Зато Сосо умел усматривать, кто кому Рабинович? Исаков этого не умеет. Два его поражения – дело рук его друга, точнее яхтсмена, сумевшего уверить этого яхтенного рулевого, что он ему друг – Александра Садыкова. Будучи младше товарища на 10 лет, в 2014 году Александр Валерьевич совершил (частично, скуки ради) пробу пера. В отличие от 2006 года, когда он несколько отвлекался на нетрудные губернаторские заботы, теперь он стал полноценным начальником Объединённого комитета начальников штабов (трёх) всей кампании Сергея Исакова.

   В 1998 году мне пришлось участвовать в единственном штабе по выборам городского головы – ныне покойного Александра Фомича Молчанова. В отличие от Сергея Исакова тот Почётный гражданин Николаева город знал. 8 лет он работал председателем горисполкома. Его заменили на Юрия Сандюка в апреле-сентябре 1990 года из-за выхода его из-под контроля горкома КПСС. И возвращаться в прежнюю должность он не хотел. Всё время шутил: «Мэрзкая жизнь мэра!». Избиратели это почувствовали. Но не все. И он собрал 33 тысячи голосов, стал третьим после Олейника и Бердникова. Он был благодарен нам – избиратели его реабилитировали за апрель 1990 года. Мир праху его!

   Исаков мэром быть не хотел, но борьба его увлекала. Вот нардепом он стать хотел. Или хотел стать народным депутатом намного больше чем мэром. Многие избиратели это чувствуют. Да и Исаков проговаривался об этом на встречах. На последних выборах смертельно уставшего кандидата от желания сняться удерживала воля его протектора. Не друга, не соратника по яхте «Фаворит», даже не покровителя – протектора Александра Садыкова. … И его деловых партнёров.

   Вспомните эти смешные плакаты. Особенно с упоминанием заказчика в лице Иванюченко? Эти плакаты придумал пиарщик Гайдай. Садыков пригласил этого колдуна, чтобы тот что-нибудь придумал. Тот втулил Порошенко. Исакову предлагали стать носителем идеи Порошенко. Он был не против. Но возникло недопонимание по городу и области – кто за что берётся. Гайдай этого не знал. Он не знал, что Иванюченко оболгал Исакова в 2006 году. Что тот надоел избирателям своим бессмысленными баллотировками – ради рекламы его адвокатских услуг обиженным украинцам.

  Садыкову это было ни к чему, а уставший Сергей Исаков уже ничему не противился. А журналисты, которых распирает от самомнения и всезнайства рассусоливали о фактуре тусклых плакатов, которые Сергей ради дружбы (с его стороны) вынужден был оправдывать на встречах с избирателями. Шекспир рано умер. Он создал бы ещё одного Гамлета – принц из маленькой части Ютландии в гробу бы грыз ногти от зависти. Но нет великого драматурга. И Гамлет уже приелся после роли в этом амплуа покойного Кеши Смоктуновского.

   К счастью, накануне зловещей децентрализации Садыков не одержал пиррову победу. Гранатуров сохранил свой пост. Кампания была свёрнута. Из экономии, как хрипел Высоцкий. Исаков, как и раньше щедро со всеми расплатился. Ни Маринов, ни мой тёзка – Дятлов не вышли из роли тени отца Гамлета. Вадим Владиславович Новинский покрутился в Николаеве, но ни слова не промолвил про Сергея Исакова. И правильно сделал. Он же нашёл взаимопонимание с Романчуком – обещал долги уплатить за ЧСЗ. «Океан» от него уплыл в океан (без кавычек).

   А из чего долги платить – так он распорядился резать заводское оборудование так, что у уцелевших Чуркиных глаза на лоб полезли. Теперь там вырезают и рельсы – кладут на вагоны и вывозят. А сзади песок и грязь от шпал. Ехать назад нельзя. Только вперёд. Такой спонсор хуже всякого соперника. Поэтому и Вадим попал в категорию тени-спонсора (отца Гамлета). Да и сам он нардеп типа тень – совсем без избирателей. Севастополь Путин забрал, а Новинского забросил. Нет, Вы не поняли… забросил в Киев, а не забросил за ненадобностью. Так, на всякий случай или на всякую случку. Но не для победы Сергея Исакова.

   Если в Заводском районе у каждой старухи на окне лежала газетка Жолобецкого, то брошюрок Исакова не было нигде. Чем отличались эти два обитателя Майдана, кроме темперамента и увлечённости (явно избыточной) игрой в будущих реформаторов (и тот, и другой на самом деле хотели стать народными депутатами) – избиратель не понял. Ясно только, что Исаков Ленина не любил, а вот Жолобецкий его не замечал и троса на его шею не цеплял. Но за него 27 тысяч избирателей, а за Исакова – 41 тысяча. Так что памятник тут ни при чём.

     На моём участке за Исакова – 147 голосов, а за Гранатурова – 223. И так почти везде. Но снова и снова приходят тени. Надо мобилизовываться и идти. Благородство Исакова позволяет ему избираться так, чтобы помочь наибольшему числу людей. Одинокой хозяйке Светлане Чечуй – две машины Гравия. Многодетной матери Светлана Баженовой – справку о малообеспеченности. Инвалидкам Зарубиной и Головченко – деньги на лечение. Они, правда, за Исаева проголосовали. Ну да, это всё равно бы не помогло, если бы фамилии не путали. На страшном суде они дадут показания в пользу президента Федерации парусного спорта.

   Трудно отрешиться от впечатлений молодости. Они довлеют над памятью. Всплывают в снах. И человек, которого он учил рулить яхтой, для него всегда товарищ. А  те, кто был с ним – как тень Банко в Макбете – помните о Якове Рогозине? Так Сергей его не знал. Темная история с банком Юникс мимо него прошла. Сколько он помогал микрорайону Северный, но пустили слух, что он недоделанный дом в качестве заместителя Садыкова принял – хотя это не его работа была принимать – а Гуллера, и избиратели за него не голосовали. Мол, бесхребетный чиновник был. А каким он был те два с половиной года работы в облгосадминистрации? Кто его знает? Сейчас ему 60 лет. Можно и передохнуть!

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов.
Точка зрения редакции times.com.ua может не совпадать с точкой зрения авторов блогов и комментариев к ним.
Редакция не отвечает за достоверность таких материалов, а портал выполняет исключительно роль носителя



Самые популярные блоги:


Выскажи свое мнение!

Игорь Иванников

Общественный активист

Блоги автора: