times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 5193

Досадные крайности или как меня выгоняли из ополчения

Дата публикации: 29.09.2014 11:46

1 Об экстремизме поневоле.

     Речь пойдёт о настроениях той части николаевской публики, которая увлеклась эмоциональным фоном Майдана и последующей уже затихающей гражданской войной на Востоке Украины. Тема очень острая и болезненная. И для самих увлечённых, и для тех, кто с враждебным напряжением во взгляде наблюдает за их потугами сохранить лицо в условиях спада военного противостояния в Донбассе. Не секрет, что прежние поклонники режима Януковича постоянно твердят, что бандиты были лучше националистов.

     При них жилось лучше. Простым избирателям скучно ходить на судебные заседания в пыльных и грязноватых залах или кабинетах райсудов и следить за попытками редкостных судей-юристов доказать наличие причинных связей между мотивами преступника и спонтанными метаниями его жертв. Нет причинной связи между режимом Януковича и относительным благополучием его поклонников. Хуже стало потому, что нет ресурсов для лучшей жизни.

   Куда удобнее следить за выдуманными судебными процессами по телевизору, там всё выверено и прозрачно. И весьма удалено от жизни. Поэтому, попав в водоворот политических страстей, николаевские обыватели скорбят о падении привычного режима «робин-гудов» (в их воображении) и ругают своих украинских и демократических сограждан за их крайности и желание реализовать себя (без нужды в том) на тропе войны. А те, в свою очередь, боятся быть выброшенными на обочину истории, когда наступит привычный мир мелких склок и бытовых ссор, мир тотальной коррупции и привычной возни в курятнике с лозунгом: «Клюй высшего и гадь на нижнего».

    Подобные опасения не чужды и верхам. Вот бывший милиционер, по недомыслию не уклонившийся от предложения Петра Порошенко стать номинальным министром обороны. Охранник тел правителей от параноиков (от киллеров их всё равно защитить нельзя нигде) пан Гелетей с выпученными от натуги глазками поведал, что украинские войска удрали с Луганского аэродрома потому, что россияне стали из каких-то Тюльпанов швырять в подвалы терминала аэропорта ядерные заряды. Естественно, что потом это враньё от досады привычного поражения пришлось опровергать. Но не все об этом узнали.

    Но оставим пока доморощенных вояк и перенесёмся из Донбасса и Николаева в Европу, в которую так стремились попасть все вместе, а не по одиночке и через мелкое сито виз, посольств и консульств участники Второго Майдана. И не в современную Европу – миролюбивую без года неделю. И не в строго расчётливую и экономически зрелую, а в классическую Европу. Или на остров Святой Елены в Атлантике позапрошлого столетия.

 

                                                 2 О пользе умеренности.

    30 лет назад мой одесский знакомый – доцент нашего пединститута, переводчик и специалист по истории Англии Раблен Алексеевич Басов дал мне перечитать воспоминания Наполеона Бонапарта, продиктованные им в домике, построенном на кое-как засыпанном отхожем месте, на этом островке – базе английского флота и бывшем пиратском притоне. Попутно хочу заметить, что большие знания историка Басова не уберегли его самого в разгар перестройки от экстремизма.

     Как и сейчас, во времена заката СССР в вузах царила беспощадная коррупция. Басов не согласился поставить оценки «отлично» двум бездельницам на истфаке. А их папаши царили в ГАИ Херсона. Чтобы оставить юных леди на факультете, Басова оттуда выгнали. Сам ходил на суд, чтобы защитить Басова от изгнания из общежития пединститута на Потёмкинской. Защитил. Не выгнали. Но работы не было. И Басов подался в местную организацию «Памяти» бить, естественно, жидов, которые его не укрощали, и спасать Россию от хохлов, причастных к его безработице. Потом он сгинул в недрах Российской федерации, хотя внешне его всю жизнь принимали за эстонца.

    Наполеон Бонапарт в душе очень завидовал своему братцу Люсьену, который вёл мирную жизнь в центральной Италии в качестве обычного принчепса – князя в своём уютном поместье. А особенно он злился на бывших своих первых покровителей – монтаньяров (горцев, именуемых якобинцами) в лице Огюстена (Августа) Робеспьера и иных членов Конвента – савояров (выходцев из Северной Италии). Эти экстремисты де увлекли юного лейтенанта из Бриенна на путь революционного карьеризма. А сами были лохи! И лезли не в своё военное дело. Бездеятельность плохо отражалась на кипучей натуре павшего императора французов, отказавшегося от командировки в Америку, где укрылись другие изгнанники из прекрасной Франции.

     Он злобно вспоминал, как братец диктатора демаскировал  тщательно спрятанную капитаном Буонапарте батарею дурацким предложением: «Что мешает Вам выстрелить из этой замечательной пушки? Ничего? Так стреляйте же!». Канонир выстрелил. Батарею пришлось снова прятать в другой лощине. Тулон был взят на пару недель позже. Огюстен добровольно отправился на гильотину вместе с братом Максимилианом через несколько месяцев после начала феерической военной карьеры корсиканца.

     Читая мемуары Наполеона, постоянно натыкаешься на то, что вместо «характер нордический» он в качестве положительной характеристики упоминает о своём очередном герое, что его взгляды во время революции были очень умеренными. Сосланный император запамятовал, что его генералы, настаивая на принятии им титула императора французов, ссылались на интересы защиты родины и … революции. Её порождения считали её длящейся и в 1804 году. Вот искажение восприятия своего места в мире!!!

    Об этом искажении восприятия написал николаевский поэт Владимир Пучков, пользуясь своим положением редактора «Вечернего Николаева», в своей газете от 28 января сего года. «Кровавая пена на губах у ангела» - образ диссидента и литературоведа Григория Померанца (Пучков – юдофил) в виде метафоры о порождении дьявола. Он, как Афродита из пены морской, рождается из пены на губах ангела, ведущего бой за правое дело. Так в январе Пучков опознал ангелов такого рода в бойцах будущей «небесной сотни», швыряющих бутылки с зажжёнными фитилями в бойцов Беркута на Майдане и не только там.

    Жалеть об экстремистах – пустое дело. Они – не слуги безадресного народа Украины. И невозможно сказать, идут ли гладиаторы на смерть потому, что они воюют за правое дело, или потому, что они просто стремятся так реализовать себя. В древней Европе этот гнусный финикийский обычай практиковался в виде корриды до последних дней. А ведь едва гладиатор получал меч, он мог бы воткнуть его в сопровождающего его на арену легионера. Тогда эти бои прекратились бы ещё до принятия Римом христианства.

 

                         3 О вреде неумеренности.

       27 сентября по инициативе Максима Невенчанного автор этих заметок посетил День открытых дверей на бывшей швейной фабрике (Эвис, она же имени Сергея Мироновича Кирова – того ещё экстремиста ещё в бытность им Костриковым). Альтернативное ополчение решило таким образом подготовиться к началу острого этапа избирательной кампании по выборам в Верховную Раду, куда баллотируется его создатель – Александр Янцен. Попутно хочу заметить, что разместивший ополченцев на опустевшей фабрике Сергей Исаков был в это время в своём штабе в соседнем крыле фабрике, но на выставку достижений дружественного ополчения не заглянул. Скромный!

   Впечатление от выставки – Дня открытых дверей очень смешанное! С одной стороны… С другой стороны … Микст получается редкий!

   Огромные машинные залы – наследие Заплатинского, моего однокашника по нашей общей и с Исаковым 25-й школе, и Бабич. Ни одной батареи парового отопления. Пробитые перекрытия между этажами. Всюду мрак разорения. И сотни людей, временно занявших призрак деиндустриализации Украины. По мнению антрополога Александра Невзорова из-за деиндустриализации у нас не возможен классический европейский фашизм.

   Очень милая экспозиция клуба исторической реконструкции «Грифон». Он, как и пейнтбол, соседствуют под одной крышей с ополчением – это добрый знак. Медики, вязальщицы маскировочных сетей, единоборцы, разборка автомата Калашникова на время. Вспомнил молодость. Очень-очень мило. Майдан породил известный энтузиазм. И то, что он пока не угас – это очень-очень важно.

   Вспоминается Первый Майдан. Палатка Николаевской области. Её староста из жительниц Вознесенска Голубева. Её соратники из УНА-УНСО и Соцпартии. Как она проигрывала иски в Апелляционном суде, защищая своих обиженных сторонников. Как в трамвае пассажирки напали на социалиста, опознав в нём участника Майдана. Как разочаровались они все. Ветераны Первого Майдана не вышли на второй! Преемственности не было!

     А тут в ополчении она была. Александр Фомицкий, Сергей Тараданов начинали своё участие в политике ещё в дни ГКЧП. Они с 1991 по 1996 год участвовали в движении Демократических реформ Украины. И сейчас нашли своё место в строю. Хотя тот же Александр Иннокентьевич был благополучным риэлтором.  Это трогательно. Как бывший с 1971 по 1973 год диссидент, автор этих строк тоже был рядом с этими участниками этого движения. Это какой-то осадок от всех наших с Вячеком Игруновым давних потуг. Вроде жизнь прошла не зря. Вроде?

    Но вот третий этаж злополучной фабрики – жертвы крушения социалистической индустриализации. Там демонстрируют навыки ведения боя офицеры ополчения. Стреляют, падают, переворачиваются. А рядом тир. Все желающие, пока не прилетели «белые мухи», могут пострелять из пневматического пистолета и мелкашки по бутылкам из полиэтилена. Удобно и полезно. Среди метких стрелков мальчик лет 11. Дама зрелого возраста, участник ополчения, поставленная инструктировать стрелков. Заявляет с гордостью, что мальчик – это сын ополченки и стреляет тут постоянно.

   Тут автор этих заметок не выдержал. Его умеренность восстала. Вспомнил африканских мальчишек, истребляющих в джунглях соседние племена. Вспомнил вслух. Напомнил энтузиастке из ополчения, что дети лучше убивают людей, чем взрослые, у них не выявилось сопереживание и умение дозировать агрессию. Что тут началось?!?

   Сначала эти зрелые дамы отогнали меня от стойки тира. Потом узнали о моей службе у депутата, выдвинутого от партии Регионов. Тогда они сочли мои замечания о том, что убийство детей – это обычная работа, провокационным демаршем, стали сгонять с этажа. Побежали жаловаться на оскорбителя Фомицкому. Меня начала мучить совесть. Ведь и моя политическая деятельность создала почву для таких матерей.

   Если бы мальчик ходил в тир и там стрелял по бутылкам – беды бы не было. Но там из него делают не просто бойца ополчения. Это не начальная военная подготовка. Не игра в Зарницу! Там в виде мишени висит Вова Путин. Это школа ненависти. А ненависть ослепляет. Как ни странно, холодный наполеоновский расчёт – где поставить наиболее опасную батарею для роялистов – это достояние европейской культуры пока не доступно украинским ополченцам. Именно поэтому трезвые европейцы не спешат помогать Украине Порошенко, как и Украине Ющенко!

   Возможно, в матерях заговорила совесть – только голос у ней оказался очень грубым. Как в сказке про мышонка. Но, скорее всего, это был голос бдительности. Напомню, что прямо из окон этого третьего этажа видна крыша особняка семьи Тистолов. Там меня тоже очень осуждают за то, что я таки осуждал экстремизм Антимайдана. И те, и другие видят врага в любом умеренном, а не только в прямом их противнике. Конечно, на всех этажах были и вполне здравомыслящие люди, с которыми можно было сотрудничать, например по вопросу продажи должности заместителя прокурора сыну милицейского генерала Маляренко.

    Более того, сама инициатива проведения Дня ОТКРЫТЫХ дверей нацелена на вербовку не только сторонников ополчения, но и на нейтрализацию его противников. И это мудро. Но персонал ознакомителей (экскурсоводов) с занятиями ополчения пропитан подозрительностью и тревогой. Они на фронте. Они контужены под Иловайском. Их снова засасывает обывательская тина. Им не удаётся сохранить достоинство в революции достоинства. Тут складывается парадоксальная ментальная ситуация. Женщины уверены в своей абсолютной правоте: «Украина над всем!». Если они усомнятся, что единство Юго-Западной окраины Руси значимее, чем надвигающийся взрыв звезды Бетельгейзе, чей размер больше размера солнечной системы, то они уйдут из ополчения. И не будут обучать своих сыновей стрельбе по роже ижорца Путина. Сомнения разлагают веру. Наполеон был циник, но очень способный артиллерист. Они не циничны. Но самоуверенны.   Вспоминаются хунвейбины и их вопль: «Революция вечна!».

   Вечна жизнь. Революция эпизодична. От хунвейбинов избавились. А что будет с ополченцами этой зимой? На Эвисе им не выжить. Куда они спрячутся и чем займутся, когда раздел страны будет завершён? Уйдут в правозащитники? Продолжат искоренять коррупцию? Или уйдут в запой и банальные халтуры по фермерским хозяйствам и малым предприятиям, подражая привычным уже рэкетирам? То покажет будущее. А оно настанет скорее, чем думают ополчение. Скорее, чем завершится противостояние на Востоке. Армия поглотит  здоровую часть ополчения. Общественники займутся интеграцией беженцев – это их важнейшее занятие, иначе Восток отколется надолго. А пена – просто пена, не на губах ангела, схлынет и осядет! Осядет на дно!

  Примечание: если Вы прочли эту статью до конца, значит, Вы – интеллектуал, а не просто интеллигент.

Авторские блоги и комментарии к ним отображают исключительно точку зрения их авторов.
Точка зрения редакции times.com.ua может не совпадать с точкой зрения авторов блогов и комментариев к ним.
Редакция не отвечает за достоверность таких материалов, а портал выполняет исключительно роль носителя



Самые популярные блоги:


Выскажи свое мнение!

Игорь Иванников

Общественный активист

Блоги автора: