times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 6320

Анна Куркурина: Почему они не отловили собак агрессивных из улицы, а убили социализированных животных?

Дата публикации: 19.07.2018 12:32
Автор: Наталия Хорошевская

 

 В Николаеве очередной громкий скандал.  Причиной ему стало то, что к 70 собакам, которые находили на территории КП «Центр защиты животных», применили эвтаназию. Как ни странно звучит, но конфликт возник между работниками коммунального предприятия и зоозащитниками.

 

 

 

Мнение народа разделились. Социальные сети кипят комментариями и постами людей по отношению к животным. Одни плачут за убитыми, по их мнению, животными. Другие выражают свою поддержку действиям, которые и вызвали такой резонанс. Третьи сидят дома и пишут первым и вторым комментарии разного рода.

 

Редакция times.com.ua взяла комментарий по сложившейся ситуации у стороны зоозащитников и стороны КП «Центр защиты животных». Начнем с зоозащитников, которые заподозрили в ситуации что-то неладное и подняли СМИ  правоохранительные органы в понедельник 16 июля 2018 года.

 

Зоозащитница Анна Куркурина еще в юном возрасте пережила психологическую травму, увидев на улице, как убивают беззащитных животных. Это и послужило толчком в карьере Ани, формулированию сильного характера и желанию помочь животным. Куркурина стала гордостью Украины и достоянием города Николаева. Итак, мы идем к зоозащитнику, фитнес - тренеру, абсолютной чемпионке мира по пауэрлифтингу Куркуриной. Опустим все любезности при встрече и перейдем сразу к делу.

 

 

Я: Вчера (17 июля 2018 года) прошла сессия горсовета со скандалом и потасовками между зоозащитниками и людьми из КП «Центр защиты животных». Парадоксально звучит, но все же. Что стало причиной конфликта?

 

 

Анна Куркурина: Мы пришли с требованием расследовать деятельность директора КП «Центр защиты животных» Александра Голобродского.  Потому что поступила информация от работницы КП в понедельник, что все вольеры на территории предприятия пустые. Всех собак, каких я социализировала (приучала к людям и их должны были забрать в семьи), отправили в крематорий.

 

Я: Лично ты занималась этими животными?

 

Анна Куркурина: Ко мне обратились люди. Это было 12 июля, в присутствии гуляющих мам с колясками, 14-летний ребенок гулял на площадке и гладил собаку. В этот момент, вот момент, когда прям собака облизывает руки ребенку и этот ребенок кормит собаку, стреляют ловцы собак в это животное. Собака не усыпилась, она начала пищать и метаться.

Вот представь, какая травма у ребенка. Тут они дружили с животным, тут животное у нее на глазах корчится от боли. Работники КП средь белого дня такое устроили! Люди набросились на них, а они стали гонять животное по всей площадке. Ребенок до сих пор не выходит из дома! Она в ужасе от произошедшей ситуации у нее на глазах!

 Пришла мама ребенка в КП, чтоб забрать собаку, но ей животное не отдают! Люди хотели на себя взять ответственность за животное! Забрать в частный дом!

Я приезжаю 14 июля в КП с просьбой дать мне собаку. Лай собак из вольеров, подходит ко мне два работника КП, извиняются и объясняют, что все работники будут в центре только в понедельник. Ну в понедельник, так в понедельник…

Я прихожу в понедельник. А на территории тишина…  Девочка рыдает (которая там работает). Я зову ее и спрашиваю, что случилось. Она мне рассказала, что всех собак убили! Собак, которых мы кормили, лечили… которых мы вакцинировали, стерилизовали …

 

Я: Аня, я правильно тебя понимаю?  Животные в вольерах были социализированы, здоровы и востребованы семьями? Немного позже мы выйдем на контакт с Александром Голобродским, сейчас я тебе просто покажу новость, где он говорит другое.

 

Анна Куркурина: Да! Три собаки должны были уехать в Киев, в дома. Одну собаку я хотела забрать, три семьи еще пришли за животными. Мы ходили неделю и нас неделю не пускали на территорию, не давали нам забрать животных. А в понедельник говорят, что они все мертвые.

 

Я: Провели эвтаназию? Аня, по твоему мнению, эвтаназия была проведена незаконным путем?

 

Анна Куркурина: Закрытое предприятие! Приезжает депутат Веселовская. Ее не пускают. Стоят охранники. Она показывает им свое удостоверение, обьясняет, что имеет право пройти на территорию коммунального предприятия. Охрана ответили, что никого не пустят, так как нет директора.

 

 

 

 

Мы стали ждать директора. Вызвали полицию. Время идет. Что происходило за закрытыми дверями – я не знаю. Полицию охрана не пустила тоже!

Крематорий был выключен в тот период времени, что мы ждали.

Полицейские вместе с нами стояли у закрытых ворот, ждали.

 

Я: Полицейских тоже не пустили?

 

Анна Куркурина: Нет! Они стояли с нами. Они не имеют права вскрывать замки.

Пришел директор.  Сказал, что ни с кем говорить не будет и пошел к себе.

Я понимаю, что произошло преступление! Я имею право войти, но нас не пускают! Я со своим товарищем перепрыгнула забор! Мы отодвинули охранников.

 

Я: Аня, меня все же интересует, почему ты считаешь, что произошло преступление? В чем незаконность проведенной эвтаназии в этом случае?

 

 

 

Анна Куркурина: По правилам проведения эвтаназии, прежде всего, собирается комиссия. В нее входят: кинолог, ветеринар и так далее. Вместе они решают, какую собаку усыпить, а какую можно отдавать в семью. Это все документально фиксируется. Показаниями к усыплению являются агрессия и неизлечимые болезни.

Я спрашиваю у девочки, которая работает в КП, сколько собак было агрессивных. Она ответила, что только две! Но это же не больше 100 собак?! До сих пор мы не можем добиться точного количества убитых собак!

 

Я: Вам показали заключения кинолога или ветеринара?

 

Анна Куркурина: Никому они ничего не показали! Директор даже депутатам не показал документации! На все наши вопросы он отвечает кратко и ясно, чтоб мы писали запрос!

Понимаешь,  в субботу (14 июля – times.com.ua), я была в центре защиты животных. И  на территории никого не было, кроме охраны! Ветеринара не было! Она до сих пор на больничном! Кто проводил эвтаназию???

Мы же ничего не может посмотреть и убедиться в законности действий директора КП. А сейчас он быстро подтасовует факты, продолжая работать за закрытыми дверями!

Кстати, мне юристы говорят, что эвтаназия должна фиксироваться не только документально, но и видео подтверждение правомерности действий! Он ничего не предоставляет, просто всех посылает!

Вот послушай! Идет сессия (17 июля - times.com.ua). Перерыв. К Голобродскому подходит депутат Копейка с вопросом, что же, все таки, сделали с собаками, а тот отвечает ему, чтоб писали запрос! Что он ничего не обязан ему рассказывать! Тот же ответ был Веселовской и Апанасенко!

В понедельник (16 июля - times.com.ua) двух депутатов не пустили на территорию КП! Это что режимное заведение? Это же коммунальная собственность! Депутаты имеют право посмотреть, куда уходят деньги. И я имею право посмотреть, куда уходят мои деньги! И твои тоже!

Для чего создан «Центр защиты животных»? Для того, чтобы люди могли прийти и забрать животное под свою опеку! И даже таких людей не пускали! Их собак уже убили!

Мой друг привез туда свою собаку для стерилизации! Он требовал вернуть ему животное! На что ему ответили, что она усыплена! Какое они имели право? Это вообще не их собака!

Ветеринар на больничном до сих пор! И в момент убийства собак ее не было на рабочем месте! Эвтаназию может провести только ветврач! Усыпление длится 1,5 часа в присутствии ветеринара специальными препаратами. Собак было около 110 особей. Уже даже здесь вопрос! Невозможно усыпить такое количество собак за одну ночь!

Стоимость эвтаназии одной собаки около 1000 гривен. Где взяты эти деньги? Если их выделило государство из бюджета, тогда я хочу знать, куда эти деньги пошли?!  Собаки не могли подвергнуться эвтаназии в таком большом количестве и за такое короткое время!

Понимаешь, эти собаки были социализированы. Кинолог работал с ними длительное время. Получал за это деньги. Есть видео, которое выложила у себя на странице эта женщина! Ласковая собака прыгает к ней, целует ее. Кинолог пишет: « Простите меня, что я вас не спасла!». Она стоит и плачет, что зачем же тогда она работала с этими животными? Зачем искала им дома?

 

Я: Аня, на улице смотришь, что происходит с бездомными собаками и как они пугают жителей города, детей на площадке. Как болеют и страдают также эти животные! Мнение раздваивается. И в этом случае, жизнь человека дороже и ближе….

 

Анна Куркурина : В том то и дело! Что на улице огромное количество действительно опасных бездомных животных! Но их же нужно отловить! Проще отравить!  Я сама боюсь таких собак! Но животные на территории КП были адаптированы для жизни в семье! Почему они не отловили собак агрессивных из улицы, а убили ласковых и добрых социализированных  животных?

Я сегодня пришла в КП «Центр защиты животных», Голобродский на месте, хотя в понедельник (16 июля – times.com.ua) на него было открыто уголовное дело, а вчера,  на сессии николаевского городского совета, депутаты проголосовали за его отстранение от служебных обязанностей. И крематорий опять заработал! Что сжигали в крематории, если директор сказал в понедельник, что уже все утилизировано?! Значит, депутатов, полицию, журналистов и нас не пускали на территорию КП, чтобы мы не видели, как были убиты животные!

В Украине принят закон «О жестоком обращении с животными»! Должна была собраться комиссия, которая бы подготовила заключения о состоянии здоровья и психики животных. Должен был проводить эвтаназию ветврач (и не один, при таком количестве животных), которого не было и нету по сей день!

Вывод: работники КП усыпили животных средством, которое используют при ловле животных! Но это не эвтаназия! Животные, попадая в крематорий, просыпаются от боли и умирают в диких муках! Вот, в чем дело!!!!!

Я не понимаю людей, которые поддерживают, в этом случае, Голобродского! Я сейчас говорю не об укусах животных на улице! Я сама их боюсь! Я сейчас говорю о нарушении закона!

 

Я: Аня, ну я тебе скажу, что я сама до нашего разговора, искренне верила в то, что это была эвтаназия! И провели эвтаназию агрессивным и больным животным!

 

Анна Куркурина: Наташа, посмотри у меня фото в фб, где выложены фотографии убитых животных при жизни. Они с детьми, ласковые и добрые! Им искали и находили семьи!

Вон на улице стаями собаки бегают! Но их то нужно отловить! Они этого не делают! Убили здоровых и добрых животных!

 

Я: Аня, вообще парадоксально, что зоозащитники ругаются с «Центром защиты животных».

 

Анна Куркурина: Как может быть директором центра защиты животных человек, который у себя на странице facebook ставит пост о ненависти к собакам? Это называется dogs hunter, мы об это говорили еще в мае этого года! Директор центра должен быть кинологом, хотя бы! Он должен иметь представления о работе с животными! Голобродский далек от этого! И в соцсети он выражал открыто ненависть к собакам!

Как можно в центр защиты животных поставить человека, который их ненавидит?! Это равносильно тому, что педофила отправить на работу в детский сад! Извини за сравнение! Но это так!

Уже все было сделано именно для этих животных! Стерилизованы, привиты, адаптированы к обществу, приучены к поводку! Такую работу проделал кинолог с ними! А их убили! И, скорее всего, варварским методом! Иначе, все бы заключения врача и кинолога мы бы видели лично!

 

Я: Аня, а что за ситуация в горсовете была 17 июля, когда депутата Ентина полиция вела под руки?

 

Анна Куркурина: Он бросился защищать зоозащитника от людей Голобродского. Я так понимаю, это была его охрана. Последние переключились на Ентина и уже полиция их растянула.

Я не понимаю, Голобродский в нашем городе царь или бог? Депутаты проголосовали за его отстранение от должностных обязанностей, а он на работе! Кто руководит нашим городом?

 

Я: Аня, если ты не против, я сейчас позвоню Ентину с просьбой прокомментировать эту ситуацию. Твоя позиция мне понятна и читателям, я думаю, тоже.

 

Анна Куркурина: давай

 

Владислав Ентин не заставил нас долго ждать и сразу ответил на наш звонок.

 

Я: Влад, здравствуйте. Вас беспокоит журналист times.com.ua. Могли бы вы прокомментировать потасовку между вами и людьми Голобродского 17 июля на сессии городского совета?

 

Владислав Ентин: Ничего там такого не было, как пишут СМИ. Никто меня не бил. То, что рубашка была расстегнута? Ну так она на кнопках. На самом деле, я разнимал охранника, с которым пришел Голобродский, с зоозащитником (последнего они вдвоем били).

 

Я: А почему они стали бить зоозащитника?

 

Владислав Ентин: Потому что зоозащитник не выпускал Голобродского с холла сессионного зала. Голобродский хотел покинуть сессию и не отвечать на поставленные ему вопросы. Перед голосованием о его отстранении от работы, депутаты должны были заслушать Голобродского отчет о проделанной его работе.

 

Я: За его отстранение проголосовали 29 депутатов, 2 воздержались. Твое мнение, почему Голобродский продолжает свою работу?

 

Владислав Ентин: В этом и проблема. Мэр Сенкевич должен был подписать это решение и выдать распоряжение. Но, как я понимаю, мэр не подписал распоряжение и Голобродскому и не обьявили, что он отстранен от занимаемой им должности на время проведения проверки.

Я повторюсь. То, что я вчера говорил на сессии. Дело в том, что этого человека фактически привел Ермолаев. Ермолаев, на сегодняшний день в городе, чувствует себя одним из людей, которые руководят этим городом (скажем так). Поэтому Сенкевич даже не пытается пойти в разрез с мнением Ермолаева. Мы теперь заслушаем отчет Ермолаева о том, что было сделано за 2 года и сколько денег было потрачено на данный департамент.

 

Я: Я говорю с зоозащитницей Анной Куркуриной. Она мне рассказывает, что «Центр защиты животных» - это коммунальное предприятие, но на территорию предприятия не пустили даже депутатов! Также, Анна утверждает, что Голобродский жестоко расправился с животными. Здоровыми и добрыми животными. Нет ни заключений комиссии о состоянии собак. Не было даже ветеринара на рабочем месте (она на больничном). Что ты можешь сказать по этому утверждению?

 

Владислав Ентин: Смотри, то, что Голобродский живодер, это у него и на лице написано. У него явно есть признаки, каких-то психических расстройств. Просто, когда с ним общаешься – он постоянно улыбается. Мы только по решению суда можем отправить его на психиатрическую экспертизу.

Дело в том, что они все делают так, чтобы выполнить распоряжение Сенкевича или его окружения. Поэтому говорить о законности сегодня даже не стоит.

Нужно добиваться всех экспертиз, заводить уголовное дело.

 

Я: Влад, благодарю за то, что уделили нам ваше время.

 

После разговора с депутатом Ентиным я стала искать контакты Андрея Ермолаева. Нашла его личную страницу в facebook. Там и написала.  Комментрировать ситуацию на КП он отказался.

«Это бывший сотрудник нашего департамента. Комментировать ситуацию на КП не буду так как не вкурсе. Само принятое на сессии решение не соответствует закону, так как отстранение и назначение исполняющего обязанности не входит в полномочия городского совета. Принимая это решение городской совет проигнорировал мнение юридического департамента и превысил свои полномочия» - Андрей Ермолаев

 

 

 

 

Я: Аня, ну я считаю нужным услышать и самого Голобродского, для себя лично. Я попробую позвонить директору КП и взять у него комментарий по происходящему.

 

Звоним… Александр Голобродский ответил на наш звонок и даже поинтересовался, удобно нам взять комментарий в телефонном режиме или при личной встрече.

 

Я: Александр, мнения людей разошлись в ситуации, которая произошла на КП «Центр защиты

животных». Я могу задать вам несколько вопросов?

 

Александр Голобродский: да, конечно.

 

Я: Зоозащитница Анна Куркурина утверждает, что эвтаназия животным  не могла проводиться без ветеринара, а ваш ветврач находится на больничном. Так ли это?

 

Александр Голобродский: нет, ветврач присутствовал. Какая она фантазерка. Дальше…

 

Я: а тот момент, что вы отказываетесь предоставить заключения комиссия о необходимости проведения эвтаназии, тоже фантазии?

 

Александр Голобродский: а кому я должен их предоставить?

 

Я: Ну, как говорит Анна, то вы никого не пускаете и на вопросы отвечать отказываетесь даже депутатам и полиции.

 

Александр Голобродский: Значит так, депутатам (на все вопросы, что они задают) я даю ответы. Все по законодательству. Куркурина… я ее вообще первый раз в жизни увидел, в связи с этими событиями. А кто она такая? И откуда? Я не знаю. И почему я должен отвечать на ее вопросы, которые мне даже не задавались, я не знаю.

Все граждане, которые заходят на предприятие получают ответ в соответствии законодательству. Абсолютно все. От Куркуриной ничего не поступало.

 

Я: Я вас услышала. Такой вопрос. Почему депутаты и полиция не могли пройти на территорию КП?

 

Александр Голобродский: депутаты могут легко зайти на предприятие в моем сопровождении или по моему разрешению. Так как, предприятие режимное. Вход без пропуска неположен даже депутатам. Они имеют право на срочный прием, а не на вход в любое время дня и ночи на территорию предприятия. Это законодательство.

 

Я: Собак, которые прошли эвтаназию, ждали уже семьи в свои дома.

 

Александр Голобродский: Значит, смотрите. Собаки, которые были усыплены, имели дефекты психики. Это подтверждено соответствующим осмотром и актом. Если бы собак хотели куда-то увезти (в семьи – times.com.ua), то еще в мае месяце, когда я просил зоозащитные организации забрать и определить животных (а они на меня ругались). Я просил помочь в пристройстве животных. Никто ничего не делал. Собаки ждали своих хозяев два с половиной месяца. Кого-то забрали, кого-то пристроили. Остальных собак, которые усыплены, нельзя было пристроить из-за дефектов психики. Они агрессивные.

 

 

 

я: Это все документально подтверждено?

Александр Голобродский: да, это все сделано по законодательству Украины.

 

 

 

Я: спасибо за то, что уделили нам время.

 

Александр Голобродский: звоните.

 

 Я: Аня, возвращаемся к нашему разговору.

 

Анна Куркурина: Наташа, радует то, что 9 городов Украины в пятницу 20 июля в 10:00 выйдут под горисполком в поддержку города Николаева. Потому что, то, что случилось у нас превзошло все рамки. Такое количество собак невозможно усыпить эвтаназией за ночь, это 110 собак. Это процедура нескольких дней. И ветврача там даже не было и нету сейчас. И документацию не предоставляет он никому.

Уничтожить 110 собак и сразу их кремировать? Это чтоб никто и ничего не нашел для доказательства преступления.

 

Я: ну Голобродский утверждает, что есть все акты и заключения

 

Анна Куркурина: Наташа, если они уже есть, то написали их сейчас задним числом! Этого всего не было!

Они закрылись и никого не пускали! Ничего и никому они не предоставляли! И Голобродский даже из сессионного зала хотел уйти, чтобы не давать отчет по всем вопросам.

Народ не может понять, что проблема в том, что живьем сожгли собак и незаконно! Мы тоже против агрессивных собак на улице, которые угрожают жизни людей! Но это были не такие собаки!

Я кричу народу, что это отмывание денег! Они не думают о том, что вас кусают собаки! Не будьте наивными! 

Они думают, как бы побольше денег набрать! С дорог уже денег выгребли, есть еще вариант с животными!

Зачем усыплять нормальных животных, у которых есть уже хозяева? На которых потрачена огромная сумма денег уже! На их адаптацию!

И мы идем в Европу.

На Голобродского заведено уголовное дело. Как он может ходить дальше на работу и заметать следы преступления?

Мы уточняли у бывшего директора. Там нет статуса режимного предприятия. Это  коммунальное предприятие, все имеют право входить на территорию. Голобродский решил, что он имеет право вводить свои правила и творить за закрытыми воротами, что хочет.

 

Я: Аня, я вернусь к тому, что в пятницу собираются 9 городов Украины под горисполкомом. Это в Николаеве?

 

Анна Куркурина: нет, 9 городов Украины собираются выйти в своих городах под горисполкомы в память убиенных собак в городе Николаеве.

 

Я: Аня, благодарю тебя за комментарий нашему сайту.

 

После разговора с участниками конфликта шла домой уставшая и озадачена. Слушаешь одну сторону – согласен. Слушаешь вторую сторону, тоже все понимаешь.

В нашей стране не утилизировали главную причину всем страданиям людей из-за опасных и одичавших животных! Причину  мучениям животных, которые болеют, голодные и холодные на улице. Ввели закон о жестоком обращении с животными! А что делать с тем, что люди берут домой живую игрушку и забывают о том, что этот живой комочек, извините, хочет жрать? Может болеть, хочет внимания и ласки, какает в конце концов (и не всегда туда, куда нужно, его же учить всему надо)!!! Нужно подумать над тем, куда потом девать потомство этого еще маленького комочка или же лучше стерилизовать! Это стоит денег, времени, нервов!

Сталкиваясь с этими проблемами, человек очень часто отказывается от такого геморроя, а животное оказывается на улице со словами «да кто-то заберет». Никто не заберет! Эти животные болеют, их убивают, они замерзают, их пинают… Они страдают! Выжившие, в такой суровости, часто стают агрессивными и дикими! И они несут опасность детям, людям! Эту опасность нужно устранять! И для этого есть определенные центры! Во всех странах мира, когда в приют привозят с улицы животное, уже начинают искать ему семью! Животное лечат, вакцинируют, стерилизуют, социализируют и отдают в семью, а не на улицу, чтоб животное снова страдало! Если животное невостребовано,  то как ни печально, его усыпят!

Мне тоже очень жаль всех животных! Я сама кошатница и собачница! Я тоже не прохожу мимо щенков или больных котят! Все больные, хромые, умирающие и зачуханные животные несутся домой! Ко мне домой! Лечатся за мой счет, проходят все нужные медицинские процедуры и санитарные обработки! Но потом я ищу сама им семьи!!!

 

 

Люди, идя мимо кошелок с «живыми игрушками», возьмите на себя ответственность! Своей ответственностью прививайте любовь и это качество своим детям к друзьям нашим меньшим!

Проблема никогда не решится, если мы не начнем рубить ее корень!

Читайте также,

https://times.com.ua/News/92048/ya-obyazalsya-vsegda-zashchishchat-svoih-grazhdan-deputat-entin-prokommentiroval-potasovku-v-nikolaevskom-gorsovete

https://times.com.ua/News/92043/v-nikolaevskom-gorsovete-proizoshla-potasovka-mezhdu-centrom-zashchity-zhivotnyh-i-zoozashchitnikami

Не будь равнодушным, поделись!



Самые популярные статьи:


Выскажи свое мнение!