times.com.ua Таймс Николаев - другая правда про Николаев

Просмотров: 363

Парламентская республика: панацея от майданов и гражданского противостояния

Дата публикации: 07.08.2018 12:23

Президентские выборы-2019 станут не столько соревнованием кандидатов, сколько конкуренцией проектов Конституции. Пять лет майданного правления показали, что назрел не косметический ремонт, а полный демонтаж «здания». Поэтому сегодня любой серьезный претендент на пост главы государства или партийный лидер выходит к избирателю не с традиционной программой «за» все хорошее и «против» всего плохого», а с вариантом Основного закона. Так, Юлия Тимошенко уже презентовала «канцлерскую» модель, лидер РПЛ Ляшко высказался за фиксированный импичмент Президенту, ликвидацию депутатской неприкосновенности, двухпалатный парламент. А партия "Оппозиционный блок" в середине сентября представит окончательный проект новой украинской Конституции, предусматривающий парламентскую форму правления. Не остался в стороне и «Народный фронт»: ведь именно нынешняя конституционная система стала основой конфликта Президента Порошенко и «европейского реформатора» Яценюка, которого в итоге сместили, заменив на подконтрольного гаранту Гройсмана. Другими словами, все рейтингоносные кандидаты хватаются за идею парламентской республики, как за спасательный круг. Это и неудивительно: президентская модель не просто себя исчерпала, она уже токсична для Украины. Порошенко возвел президентство в абсолют, что противоречит Основному закону: согласно нынешнему варианту Конституции, у нас все же парламентско-президентская республика.

 

 

Увы, но 22 годовщина Конституции, которую Украина «отпраздновала» 28 июня, наглядно показала – принятый в 1996 году главный документ страны не налазит больше на Украину, как вышиванка на раздобревшего патриота. И противоречия, которые рвали постсоветскую Украину на части еще в 1995 году, никуда не делись: государственный язык, национальная символика, вопросы собственности, и даже - статус Крыма.

 

 

Вообще, именно 1995 год следует считать переломным в плане заложения основ политической жизни Украины. Сегодня это назвали бы «життям по новому», наступившим в результате тихого переворота. Ведь чтобы лишить граждан народовластия, социальных гарантий, экономического благополучия не всегда надо скакать с кастрюлями на голове и жечь шины возле парламента или АП. И окончательный демонтаж советской Конституции, гарантировавшей украинцам доступную медицину и образование, равные права и политические свободы, социалистическую собственность на средства производства, случился после выборов 1994 года – когда Президентом страны стал ставленник «днепропетровского клана» Леонид Кучма. С его приходом от Основного закона начали отсекать ряд статей, мешавших клановому и олигархическому обогащению политиков, которые привели бывшего парторга «Южмаша» к власти. Новая страна нуждалась в новом «паспорте», где были бы прописаны права и возможности не всех украинцев, а тех, кто «ломал» в угоду Западу и финансовым группировкам привычный и справедливый уклад. Именно поэтому период перехода от советской Конституции к «незалежной» стал периодом наиболее горячих личностных и политических конфликтов, прежде всего, между левыми силами, и рождающимися капиталистами во главе с Кучмой. Новый Президент под видом «выбивания» для Украины четких и ясных полномочий всех ветвей власти маскировал желание концентрации власти в одних руках. И «стимуляцией» к такой модели управления стал Конституционный договор, заключенный между ВР и гарантом 8 июня 1995 года. Он состоял из 61 статьи, которые не только регламентировали взаимодействие ветвей власти в Украине, но главное, - обязывали принять новую Конституцию в срок не позднее года со дня его подписания, полностью сломав советскую модель. Документ этот был противоречивым, неоднозначным, да что там греха таить - противозаконным. Он стал первым шагом в усилении президентских полномочий и заставил Раду под угрозой роспуска быстрей «доламывать» то, что создавалось предыдущие 70 лет. Ведь действие Конституции советской, по которой жила Украина, никто не приостанавливал, что внесло правовой бардак в законодательное поле на целый год. А в мутной воде перемен, как известно, гораздо легче «ловить рыбу».

 

 

Подстегиваемая существующим договором и Администрацией Президента, Конституционная комиссия, состоящая из ученых и экспертов, с новой силой принялась за создание "фундамента" и уже в ноябре 1995 года первые наработки были представлены для рассмотрения народным депутатам. Комиссию возглавляли два человека – Леонид Кучма и Александр Мороз. Тогда же между ними и возникло противостояние, которое пытаются трактовать как личное. На самом деле это была борьба между демократией и диктатурой. Коммунисты Симоненко также видели в президентском проекте Конституции угрозу народовластию. У КПУ был собственный вариант Основного Закона - левые предлагали сохранить название УССР, восстановить советскую форму правления, ограничить права Президента и войти в новый Союз. Кстати, не случайно в кулуарах парламента юристы вели разговор о том, что проект КПУ является единственно правильным и полезным для Украины. Неудивительно, что против него резко выступали националисты, в частности, РУХ во главе с Черноволом, которые требовали не только единой «державной мовы» но и лишения Крыма статуса автономии. Увы, по инициативе спикера Мороза в 50-ю статью объединили вопрос статуса русского языка и автономии Крыма, что и подтолкнуло крымскую делегацию к «обмену». Именно сделка крымских депутатов с Кучмой по вопросу автономии полуострова привела к сдаче статуса русского языка как второго государственного. Был сделан первый шаг к «сливу» русскоязычного населения постсоветской Украины и ограничению их языковых, гуманитарных, культурных прав – в угоду националистам. Тогда об этом мало кто подозревал, но через 20 лет эта бомба кулуарных договоренностей взорвалась. Кстати, причиной этому и сейчас и тогда, было умело инспирированное «общественное давление» - с помощью АП широко развернулась кампания под условным названием «недееспособный парламент». Дескать, все страны бывшего СССР уже приняли собственные Конституции, и только Украина в этом плане оставалась «совком». Тем самым, позволяя гражданам чувствовать себя экономически обеспеченными и социально защищенными. Позиции левых были традиционно сильны, однако Кучма шантажировал Раду роспуском. Депутаты просто оказались перед выбором: или они примут новую «дорожную карту», или Президент без всякой «воли народа» сконцентрирует всю власть в своих руках. В итоге «конституционного договорняка» страна получила стреноженную Верховную Раду, которая не могла в полном объеме выполнить наказы избирателей, зато над куполом развивался сине-желтый флаг. Кучма, для которого новая Конституция стала залогом договоренностей с воровскими «элитами» и способом формирования местного олигархата, начал проводить так называемые реформы, однако, как только они вышли за рамки интересов внешних кураторов из США, то Леониду Даниловичу сразу напомнили его «место» - через дело Гонгадзе и торговлю «кольчугами». Это был первый кнут, который получили украинские власти. И который с тех пор стал системным способом влияния Запада на украинских президентов для удовлетворения своих геополитических интересов. В конечном итоге, это привело к написанию Кучмой книги «Украина - не Россия», а в глобальном плане – к началу процесса противостояние с Россией. И Конституция-1996 сыграла в этом не последнюю роль: Украина получила смешанную модель управления - президентско-парламентскую, которой изначально присущ своего рода дуализм, конфликт ветвей власти. Периодически нажимая на разные кнопки «внешние партнеры» и провоцировали конфликты внутри страны: Кучма-Мороз, Ющенко-Тимошенко, Янукович–Яценюк, а сейчас и Порошенко-Гройсман.

 

 

Теоретически предполагалось, что «микс» институтов парламентаризма и президентского правления, способен обеспечить стабилизацию и консолидацию самой большой республики СССР. Однако все вышло с точностью до наоборот. Через два года после получения независимой Украиной паспорта с тризубом, Кучма начал тянуть одеяло на себя. Он инициировал плебисцит, на котором украинцам предложили сократить количество депутатов с 450 до 300, поддержать бикамерализм, снять с парламентариев неприкосновенность и главное — дать Президенту возможность распускать Верховную Раду. Все четыре пункта, по данным ЦИК, набрали, как говорится, 102%,однако ВР отказалась имплементировать итоги референдума - не хватило всего четырех голосов.

 

 

А уже в 2004-м Конституция стала заложницей противостояния между украинским национальным капиталом (его представлял, например, зять Кучмы - трубный олигарх Пинчук, экс-премьер Лазаренко и т.п.) и проамериканскими элитами, от лица которых выступал оранжевый кандидат Виктор Ющенко.

 

 

Для «оправдания» третьего тура выборов лидера оранжевого майдана, который не «пролазил» законным путем, в самый разгар революционных событий (8 декабря 2004 года) 402 депутата таки превратили Украину в парламентско-президентскую республику. И уже через год большинство полномочий Президента перешли к парламенту, ослабив Ющенко и его команду. Однако «нагадить стране» Виктор Андреевич успел: под лозунгом «Одна нация - один язык - одна церковь», поразительно созвучной с гитлеровским «EIN Volk - EIN Reиch - EIN Fuhrer», обществу навязывалась национал-шовинистическая, по сути, неонацистская идеология. Граждан многонациональной Украины заставляли «думать и говорить по-украински», всех, независимо от национальности, этнических и других особенностей, пытались подогнать под один ранжир, сделать «галичанами». То есть, первый майдан не просто потоптался по Основному закону, но и расколол Украину на Запад и Восток. И хотя пришедший после «пчеловода» Виктор Янукович недрогнувшей рукой восстановил конституционное статус-кво, вернув Украину к модели 1996 года, «залепить» эту трещину между пророссийским востоком и «европейской» Галичиной только с помощью юридических механизмов было невозможно. Уже тогда было понятно, что подобное тасование конституционных карт до добра не доведет, государственная модель управления трещала по швам, сшитый в 1996 году «костюм» уже не налазил на эсэсовскую форму, которую все чаще демонстрировал прозападный анклав, состоящий из Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской областей.

 

 

Первым об опасности трансформации ментального раскола в полноценное гражданское противостояние предупредил Петр Симоненко. В 2011 году лидер КПУ в аргументированный статье опубликованной в газете «2000» предложил поставить в политическую повестку дня вопрос о федерализации Украины. Он особо подчеркивал, что политические лозунги диктуются историческими условиями и обстоятельствами текущего момента, иначе говоря — реалиями жизни.

 

 

«Будучи принципиальными сторонниками унитарного государства, в котором при утверждении социалистического строя выравниваются уровни экономического и социального развития регионов, мы не можем не учитывать реальную ситуацию, которая сегодня сложилась в многонациональной Украине. Не можем отмахнуться от существующих национальных, этнических, конфессиональных и других особенностей нашей страны. Различные территории Украины имеют различную историю, разный этнический, конфессиональный состав, ментальность населения. Долгое время одни регионы входили в состав Российской империи, другие были частью Австро-Венгерской, третьи находились под игом панской Польши, боярской Румынии, других государств.

 

 

Такой подход к решению сложнейших общественно-политических проблем позволит если не ликвидировать, то значительно ослабить социальную и моральную несправедливость, предотвратить угрозу фашизации Украины, установление «гуманитарной диктатуры» каких бы то ни было национал-радикалов. Территориальные громады сами будут решать, на каком языке разговаривать, учить детей, каких обычаев и традиций придерживаться, что и где строить, не испрашивая на то разрешения ни у Киева, ни у Львова или Торонто»,- предлагал лидер Левых сил.

 

 

Однако и его политсила и он сам подверглись обструкции, а украинские СМИ, находящиеся под контролем олигархов, просто устроили бойкот инициативе, которая семь лет назад могла уберечь страну от фашизации, гражданской войны, потери территорий. Причем, первой давила коммунистов Партия Регионов, которая в 2004 сама выступала с идей федерализации. Правда, этот лозунг прозвучал в разгар «оранжевого» шабаша на известном съезде в Северодонецке. Но поднят он был на щит не потому, что олигархические силы озаботились интересами людей, в частности, жителей юга и востока Украины, а ввиду опасений за свою собственность. Представители крупного капитала, близкие к тогдашней власти, банально испугались, что «оранжевые» устроят передел собственности. Оттого и поставили вопрос о необходимости большей самостоятельности и большей независимости регионов. Однако, после того, как Ахметов сумел договориться с Ющенко, а соратники Януковича перестали бояться «апельсиновых путчистов», идеи федерализации заглохли сами собой. Ну, а после прихода к власти, Янукович и его команда пошли путем всех остальных президентов – стали концентрировать власть в своих руках и «прессовать» тех, кто заявлял о необходимости урегулировать политические противостояния не через переписывание Основного закона, а с помощью государственного федерального устройства.

 

 

«Понять такую метаморфозу несложно: олигархическим кланам крупного капитала не нужны какие-либо ограничения, с установлением которых связан переход к земельному или иному федеративному устройству, расширение полномочий региональных органов власти и местного самоуправления»,- объяснял Петр Симоненко отступление вчерашних товарищей по оранжевому несчастью. Увы, федерализация для Партии регионов являлась не политическим, а политтехнологическим лозунгом, использование которого в конце концов сыграло злую шутку с регионалами: в результате «революции гидности» Янукович сбежал из страны, а ПР люстрировали, объявив ее сторонников сепаратистами.

 

 

А организаторы Майдана снова повернули руль в сторону парламентской формы правления: 21 февраля 2014 года парламент конституционным большинством проголосовал закон о возобновлении действия Конституции-2004, апгрейд подписал тогдашний исполняющий обязанности главы ВР Александр Турчинов. В итоге, по линии «Петя-Сеня» возник тот же самый конфликт, что и в 2006-м по линии «Юля-Витя», ведь системное «противостояние» между Президентом и премьером изначально было заложено в тексте Основного закона. Именно поэтому сегодня «верный Гройсман», поставленный Порошенко на кабминовское «царствование» повторяет судьбу своего предшественника Яценюка.

 

 

Уже всем очевидно, что перебрасывание мячика с президентского на парламентское поле и обратно, приводит только к расколам внутри страны, которые углубляются с каждой коррекцией конституционного цикла. Первым на это обратил внимание лидер КПУ Петр Симоненко. В феврале 2014 года он заявлял, что силовому сценарию и как следствие - распаду страны, можно противопоставить только федерализацию. При этом он приводил в пример европейские страны - ведь Украина на Майдане добивалась евроитеграции и полноценного членства в ЕС. Так вполне логично было бы перенять и систему правления, принятую во многих странах Европы-Австрии, Швейцарии, Германии.

 

 

«Швейцария - одна из старейших федераций в мире, в ней уживаются четыре разных языка и четыре разные культуры. В маленькой Австрийской Республике с населением в 8 с половиной миллионов имеется 9 федеральных земель и 6 признанных национальных меньшинств. На долю федеративных государств приходится восемьдесят процентов мирового валового продукта», - напоминал Симоненко сторонникам «единой-неделимой». И предупреждал, что раздуваемый сознательно политиками Востока и Запада конфликт не просто разорвет Украину, а приведет к югославскому сценарию, который обошелся народам некогда мирной многонациональной страны в 200000 жизней.

 

 

Надо отметить, что выходец с Донбасса, Петр Симоненко, лучше «львовской элиты» знал донецкий характер и понимал, что «Донбасс никогда не станет на колени» - перед «цеевропейцами», навязавшими с помощью Запада, свои правила игры целой стране. Поэтому убеждал перейти к общественной дискуссии вокруг вопроса федерализации Украины. Чтобы не только политические силы, у которых всегда есть собственные амбиции и собственные интересы, но и каждый украинец задумался. Чтобы каждый прочувствовал и осознавал то, куда может привести страну нынешний политический конфликт и искусственно раздуваемый в рамках его конфликт между западом и востоком. Однако именно этого «подумать» и боялись бенефициары переворота, потому через две недели после инициативы Симоненко и прозвучали первые выстрелы на Майдане, сделавшие гражданскую войну и раскол Украины необратимыми.

 

Хотя, начнись обсуждение вопроса о замене унитарной Украины федеративной хотя бы за полгода до Майдана, нынешнего раскола, обнищания, территориальных потерь можно было избежать, согласись  Янукович на проведение референдума, подготовленного Компартией. Были собраны и необходимые 3 миллиона подписей для начала плебисцита, однако регионалы побоялись сделать этот шаг: хотя еще с 2004 года было ясно, что партии собирают свой электорат уже по территориальному, а не общенациональному признаку. А значит, и единая, унитарная, крайне соборная Украина – или миф, или сознательный обман населения. Опять-таки, всенародное обсуждение вектора развития государства могло стать способом застраховаться от конфликта вокруг Евросоюза и Таможенного союза, который старательно подогревали извне. Но ни власть, ни оппозиция одинаково не услышали коммунистов – у каждой из сторон были свои политические интересы. В итоге, референдум заблокировали, уверяя, что плебисцит приведет к расколу. «Что получилось? Не референдум, а действия власти и оппозиции разделили страну пополам и столкнули эти половинки в гражданское противостояние», - уверяет Петр Симоненко.

 

 

Понадобилось 4 года войны, массового обнищания, тотальной трудовой миграции, чтобы большинство жителей Украины пришло к пониманию того, на чем коммунисты акцентировали внимание почти пятилетку назад. Теперь 80% украинцев заявляют, что страна идет не туда, а 68% граждан хотят мира и восстановления порядка любым способом.

 

 

Парадоксально, но факт: идеи, которые Симоненко высказывал в 2014-м, подняли на знамя нынешние противники Порошенко - от «Батькивщины» до Оппоблока, от Народного фронта до радикалов Ляшко. Политические элиты просто поняли, что существование нынешней системы управления чревато даже не очередным переворотом, а просто потерей страны. Им нечем станет управлять - вот и все. А ситуация, благодаря «мудрому правлению» Порошенко-Гройсмана раскалилась настолько, что уже нельзя будет просто сдать Крым или развязать военный конфликт на Донбассе с целью отсечь «неправильный электорат». Да и выбранный таким образом Президент вряд ли будет считаться легитимным – в его победе будут сомневаться не только свои, но и чужие. А это - дополнительные возможности ослабления и без того «на нитке» держащегося государства. Поиски выхода из кризиса с помощью нового конституционного апгрейда говорит только об одном: парламентская республика – это именно та модель государственного устройства, которая могла бы прекратить в Украине вечное противостояние Президента, Рады и Кабмина. То есть, лозунг «вся власть советам» актуален, как никогда – вопреки усилиям вятровичей.

 

 

Речь идет, прежде всего, о демонтаже главной «табуретки». «Институт президентства, повторюсь, за более чем двадцатилетний период независимости себя явно не оправдал. Поэтому мы «за» упразднение президентского поста. Высшим органом государственной власти, согласно нашим предложениям, должен стать парламент, т. е. Верховная Рада Украины, состоящая из двух палат — Палаты депутатов и Совета регионов. Она же формирует и контролирует исполнительную власть — правительство», - не раз заявлял Симоненко, который в 2014-м шел на выборы с инициативой ликвидировать пост №1.

 

 

Примечательно, но теперь с этими же «коммунистическими» идеями вышли на электоральный старт противники Главкома и сторонники декоммунизации. Одновременно возникли проблемы у Компартии, чей курс копируют все, кому не лень. Блокировка сайта КПУ киберполицией, обыски у лидера левых сил, угрозы спецслужб в адрес политсилы, которой пытаются пришить «госизмену», суды, пытающиеся запретить коммунистов... Совпадение? Не думаю…

 

 

Просто оказалось, что предложения лидера КПУ закрепить в Конституции модель парламентской республикой с федеративным государственным устройством как нельзя лучше подходят стране, измученной цветным и революциями, тотальной коррупцией, массовым обнищанием и войной, которую поддерживают власть имущие для своего самосохранения. Кстати, с призывами не бояться федерализации внезапно выступил и первый Президент Украины Кравчук, заявивший, что только так можно сохранить Донбасс в составе Украины, а о референдуме по поводу автономизации страны победившего достоинства говорили на встрече в Хельсинки Трамп и Путин. Кажется, пришло время признать, что унитарное устройство, как и президентская модель себя исчерпали. Более того, они опасны, как окровавленный топор, который разрубает страну по живому. Для Украины нет иного выхода, как передать власть «советам» (Палата депутатов и Совет регионов), которые будут формировать правительство, подконтрольное парламенту. Собственно говоря, двухпалатный парламент, о котором «так много говорили большевики», и является косвенным признаком федеративного устройства. Достаточно посмотреть на РФ или США, чтобы в этом убедиться... Как и в том, что модель власти, на которой Компартия настаивает полтора десятка лет, является «панацеей» для израненного революциями, хаосом и нищетой государства. Ведь как показала вся история развития независимой Украины, олигархические группировки вряд ли способны предложить Конституцию, обеспечивающую национальную независимость и суверенитет. Скорей, наоборот – олигархи у власти становятся марионетками Запада, который дергает их за офшорные ниточки в собственных геополитических интересах. Партии войны неспособны написать законы, гарантирующие мир, точно так же, как партии «богатых буратин» не станут заботиться об интересах бедных слоев населения. Да и вообще, может ли быть Конституция в интересах всего народа, если режим предлагающий её, ведёт борьбу с инакомыслием и исключает политический диалог в стране? Вопрос, похоже, риторический, но заставляющий думать о том, что сегодня Украине нужна не смена Президента, а смена национально-государственного устройства.

Не будь равнодушным, поделись!



Самые популярные статьи:


Выскажи свое мнение!